Главная Регистрация Авторам Контакты RSS 2.0
   
 
 
Навигация
Главная Правила оформления Программы для чтения Помощь пользователю Обратная связь RSS новости
Ищем вместе Читать на сайте Популярные авторы *** Популярные серии По годам (NEW)
  • АУДИОКНИГА
  •  Audiobooks / e-Books  Для iPhone  Фантастика  Фэнтези  Детектив  Женский роман  Эротика  Проза  Приключения  Исторические  Психология  Непознанное  Образование  Бизнес  Детям  Юмор  Разное
  • КНИГИ
  • ДЕТСКАЯ
  •  Отечественная  Зарубежная
  • ДЕТЕКТИВ
  •  Отечественный  Зарубежный
  • ИСТОРИЧЕСКИЙ РОМАН
  •  Отечественный  Зарубежный
  • ЛЮБОВНЫЙ РОМАН
  •  Отечественный  Зарубежный
  • ПРИКЛЮЧЕНИЯ
  •  Отечественная  Зарубежная
  • ПРОЗА
  •  Отечественная  Зарубежная
  • ТРИЛЛЕР
  •  Отечественный  Зарубежный
  • ФАНТАСТИКА
  •  Отечественная  Зарубежная
  • ФЕНТЕЗИ
  •  Отечественная  Зарубежная
  • ЮМОР
  •  Отечественный  Зарубежный
  • ДРУГАЯ ЛИТЕРАТУРА
  •  Учебники/ Руководства  Бизнес / Менеджмент  Любовь / Дружба/ Секс  Человек / Психология  Здоровье/ Спорт  Дом / Семья  Сад / Огород  Эзотерика  Кулинария  Рукоделие  История  Научно-документальные  Научно-технические  Другие
  • ЖУРНАЛЫ
  •  Автомобильные  Бизнес  Военные  Детские  Здоровье/ Красота/ Мода  Компьютерные  Кулинария  Моделирование  Научно-популярные  Ремонт / Дизайн  Рукоделие  Садоводство  Технические  Фото /Графика  Разные
  • ВИДЕОУРОКИ
  •  Компьютерные видеокурсы  Строительство / Ремонт  Домашний очаг / Хобби  Здоровье / Спорт  Обучение детей  Другое видео
     
    Подписка RSS

    RSSАУДИОКНИГА

    RSSКНИГИ

    RSSЖУРНАЛЫ

     
     
    А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я  
    Читать книгу

    Скачать Читать Карен Чэнс. Дочь полуночи онлайн

    19-04-2011 просмотров: 1910

        

    Читать Карен Чэнс. Дочь полуночиЧитать Карен Чэнс. Дочь полуночи

    Глава 1

    Ненавижу, когда кто-то сидит, закинув ноги на стол. Даже если ботинки на этих ногах чище моей записной книжки, все равно — хамство.
    Я спихнула нахально торчащие башмаки десятого размера и бросила злобный взгляд на самого несимпатичного из живых покойников.
    — Что бы там ни было, я скажу — нет!
    — Ладно, Дори, как хочешь. — Кайл казался дружелюбным, а это не предвещало ничего хорошего. — Я и сам мог бы догадаться, что тебе наплевать на судьбу Клэр. К тому же вряд ли это дело пахнет деньгами. — Он замолчал, чтобы окинуть выразительным взглядом мою жалкую контору. — А ты, похоже, не в том положении, чтобы работать задаром.
    Я уже поднялась, решив выбросить неупокоившуюся скотину за дверь, но при этих словах медленно села на место. Кайл — настоящий подонок даже для вампира, однако время от времени ему удается услышать что-нибудь стоящее. Именно поэтому я до сих пор не поддалась искушению забить в него кол.
    Сейчас речь шла о Клэр, моей соседке и лучшей подруге. Мне пригодилась бы любая информация. Она исчезла почти месяц назад. Я уже дважды проработала все возможные версии, а перед тем, как ко мне заявился этот неудачник, собиралась покрутить их в третий раз, на тот случай, если что-нибудь упустила, хотя сама не верила в подобную возможность. С каждым часом мне становилось все очевиднее, что результат расследования меня вряд ли обрадует.
    — Выкладывай, — сказала я, понадеявшись на то, что сведения из него придется выбивать.
    Во мне скопилось немало досады, которая требовала выхода. Но Кайл, разумеется, решил вспомнить о хороших манерах или о том, что под ними подразумевалось в наших кругах.
    — Точно знаю, что Клэр жива. Я-то думал, что ее уже успели выжать и выставить на продажу, однако поговаривают, что твою подругу вообще никто не похищал.
    Под «выжать» он имел в виду отвратительный ритуал черной магии, в ходе которого проективный нуль — ведьма или волшебник, способные подавлять вокруг себя магическую энергию,— превращается в оружие, называемое нуль-бомбой. Энергия нуля выкачивается ради создания прибора, способного заморозить всю магию в районе. Длительность и радиус его действия зависят от силы жертвы. Чем она моложе и сильнее, тем больше энергии отдаст. А Клэр была и очень молода, и очень сильна.
    Еще более привлекательной ее делало то, что сборщики, как называли магов, специализирующихся на этом незаконном промысле, именно сейчас брали за свои поделки втридорога. Сенат, самопровозглашенный орган управления всех вампиров Северной Америки, находился в состоянии войны с темными магами Черного круга, и цены на магическое оружие взлетели до небес. Именно из-за того, что Клэр могли похитить, желая превратить в оружие для дурацкой войны, я и сбивалась с ног в попытках разыскать подругу.
    — Ходят слухи, что она сбежала с кем-то из компании Майкла, — продолжал Кайл.
    Он подался вперед, ухмыльнулся мне в лицо и показал клыки, чтобы я знала, как его радует все происходящее. Когда мы с Кайлом только познакомились, этот вампир попытался приударить за мной. Ему не понравилось, что я отвечала на его заигрывания громким хохотом. Он долго выжидал подходящего момента, чтобы взять реванш, и вот у него появилась такая возможность.
    — Она вроде как беременна.
    Я улыбнулась в ответ, опустила руку в ящик письменного стола и пообещала:
    — Эта маленькая ложь дорого тебе обойдется.
    «Чтобы Клэр, ведьма, от которой так и веет женской силой, сбежала с каким-то подонком из шайки Майкла? Что-то сомневаюсь».
    Кайл вскинул грязные руки с предательскими коричневыми пятнами. Полагаю, это были следы последней трапезы. Надо подсказать этому типу, что его интимная жизнь наладится, если он будет время от времени пользоваться услугами маникюрши и вычищать из-под ногтей засохшую кровь. Вот только боюсь, как бы негодяй не съел саму маникюршу.
    — Никакого вранья, Дори. Только не между нами. — Он откинулся на спинку стула и слишком уж непринужденно положил ногу на ногу. — Однако ты еще не знаешь самого главного. Говорят, отец ребенка не совсем человек, если ты понимаешь, о чем я — Его ухмылка превратилась в оскал. — Может, зря ты меня отшила, побоялась произвести на свет полукровку? Похоже, все равно вот-вот станешь тетушкой хорошенького дампира!
    Мне не было нужды смотреть в зеркало, висящее у него за спиной. Я и так знала, что выражение моего лица нисколько не изменилось, несмотря на пережитый шок. Пятьсот лет тренировки, и кто угодно научится при любых обстоятельствах сохранять каменную физиономию, даже если наделен от природы выразительной мимикой, как и я.
    — На самом-то деле я тебя послала куда подальше, потому что меня не вдохновляют маньяки-психопаты, воняющие псиной, — с наслаждением проговорила я, выдернула руку из ящика стола и швырнула ему в лицо незакрытый флакон.
    Всякие разговоры о святой воде — чистая ерунда, но все-таки существуют снадобья, которые не слишком по вкусу угодливым ходячим мертвецам. В пузырьке было одно из них. Драконья кровь не убьет этого вампира, зато следующие несколько дней выглядеть он будет скверно. Хотя могу поспорить, что в случае с Кайлом никто и не заметит разницы.
    Я выбросила визжащего покойника в окно третьего этажа, но сперва он выложил оставшиеся сведения, включая название бара, где можно застать кого-нибудь из головорезов Майкла. Тело Кайла отскочило от тротуара и ударилось о припаркованную машину. Вампир оставил на ней вмятину, а потом сполз на проезжую часть. Как жаль, что на улице было темно.
    «Если Клэр стала жертвой сборщиков, то она уже наверняка мертва, — подумала я — Но все-таки существует призрачный шанс, что пройдоха Кайл действительно разузнал нечто важное. Любая ниточка, пусть даже самая тонкая, лучше, чем ничего».
    Я лишь на секунду задержалась перед зеркалом, чтобы скроить гримасу своему отражению. Оно выглядело так же скверно, как я себя чувствовала. Надо бы подкраситься, чтобы замаскировать круги под глазами, уже почти такие же черные, как и сами глаза. Да и засаленные каштановые волосы явно нуждались в мытье. Это стоит делать хотя бы раз в неделю. Этим вечером роковой женщины из меня явно не получится, ну и ладно. Я превращалась в настоящую мегеру, если не спала положенные восемь часов в сутки. Такой срок едва ли набирался за все последние дни, поэтому и настроение у меня было соответствующее. Я прихватила отрезок свинцовой трубы и добавила его к арсеналу, скрытому под полами пальто. Добывать информацию можно разными способами.

    Час спустя я сидела на горе мертвых тел. По всему бару, где я обнаружила двух головорезов Майкла, пировавших на чуть живом подростке, валялись обломки столов и битое стекло. Я передвинулась, чтобы не угодить в лужу разноцветной крови, натекшей из трупов, и хмуро уставилась в темноту за окном.
    Кайл, кажется, соврал не во всем. Я несколько десятков раз приложила одного бандита головой о стойку бара, и он с готовностью подтвердил, что Майкл каким-то образом связан с Клэр. Если Кайл сказал правду на этот счет, то можно было предположить, что он вообще не врал. Однако я все равно не поверю в это, пока не увижу собственными глазами.
    Ошеломленный подросток сидел, привалившись к телу одного из своих недавних мучителей. Я перебросила парню носовой платок, но он непонимающе уставился на него.
    — Шею вытереть, — пояснила я.
    Вампирам нет нужды пускать в ход клыки, чтобы покормиться, более того, это даже противозаконно.
    Ведь после подобных забав остаются трупы, происхождение которых очень сложно объяснить. Однако в последнее время почти никто не соблюдал законы. Обычно меня вполне устраивало подобное положение дел, но сейчас я столкнулась с дилеммой.
    В нормальной ситуации маги с готовностью пришли бы на помощь ведьме, попавшей в беду, в особенности такому могучему нулю, как Клэр. Они сделали бы это хотя бы из нежелания увидеть ее на черном магическом рынке. Ведь она могла пригодиться им самим. Члены Серебряного круга, так называемые адепты белой магии, в более спокойные времена, без сомнения, натравили бы на Майкла собственных головорезов, но я сомневалась, что сейчас они могли себе это позволить.
    «Идет война! Будучи союзниками Сената, они противостоят силе, при виде которой кто угодно побелеет от страха. Не говоря уже о том, что меня маги ненавидят. Если я хочу вернуть Клэр, то придется справляться своими силами».
    — Что?.. — Мальчишка замолк, сглотнул и начал сначала: — Что это за твари?
    Я поднялась, зашла за стойку бара и потянулась к верхней полке. Нечего церемониться, я все равно собиралась спалить заведение к чертям.
    — Хочешь выпить?
    Он попытался подняться на ноги, но был слишком слаб и свалился обратно.
    — Нет, — произнес он невнятно. — Просто ответь.
    Я налила себе двойную порцию «Танкерея», початую бутылку убрала в глубокий карман черного джинсового пальто и вышла из-за стойки бара, пропустив вопрос мальчишки мимо ушей. Обычно я запросто отличаю человеческий запах от любого другого даже с приличного расстояния, но в баре сейчас было не продохнуть. В воздухе висели пыль и дым, по полу растекались реки крови, желчи и еще той жидкости, которую некоторые расы демонов используют в качестве топлива. Я нисколько не сомневалась в том, что имею дело с человеком, но захотела удостовериться.
    Я пинком отбросила с дороги голову демона-вароса, опустилась перед подростком на корточки и осторожно принюхалась. Пятно крови — зеленая, значит, чужая — растеклось у него прямо посреди груди. От пятна исходила жуткая вонь, которая меня и смутила. Я забрала у мальчишки платок, так и не пригодившийся ему, и вытерла кровь. Даже после всего пережитого паренек не казался испуганным. Рост в пять футов и два дюйма и ямочки на щеках уже много лет входили в число моих главных достоинств.
    — Ты ведь здесь уже довольно давно? — спросила я.
    Вопрос был глупый. На обнаженном худосочном теле юнца виднелись шесть следов укусов, причем все — от челюстей разного размера. Вампиры должны очень хорошо знать друг друга, чтобы участвовать в групповом кормлении, поскольку для них это дело интимное. Значит, парень пролежал здесь в качестве бесплатной закуски несколько часов. Просто мне не хотелось торопиться. Пусть бедолага соберется с остатками мыслей, ведь он, вероятно, слышал что-нибудь интересное. Те два вампира, которых я застала в баре, сообщили, что был еще третий, но ушел примерно за полчаса до моего появления. В шайке Майкла он был мастером нижнего уровня. Это не означало, что данный тип знал больше, чем они, но уж точно не меньше.
    — Я ничего не понимаю,— дрожащим голосом проговорил мальчишка.— Ты же их убила. Всех до единого. А почему я не смог?
    — Потому что ты не дампир. — Совсем тихий, но явственно различимый голос, ответивший вместо меня, доносился со стороны разбитой двери.
    Мне были знакомы тысячи оттенков и интонаций этого голоса, от ледяного гнева, хлещущего кнутом, до гордости, разливающейся нежным теплом, хотя объектом последней я никогда не бывала. Я напряглась, однако не удосужилась повернуть голову.
    «Чудненько. Только этого мне сегодня и не хватало для полного счастья».
    Мальчишка с облегчением воззрился на вновь прибывшего.
    «Ну разумеется, — угрюмо подумала я — Я тебя спасаю, а восхищенный взгляд ты приберегаешь для этого красавчика с обворожительной улыбкой. Только не забывай, что он может перегрызть тебе горло, всего лишь раз щелкнув жемчужно-белыми зубами. Потому что, несмотря на все свое обаяние и дорогие костюмы, это хищник.
    Даже более опасный, чем я».
    Я смочила чистый край носового платка дорогим алкоголем из украденной бутылки и безжалостно прижала к самой серьезной ране мальчишки. Он завопил, но никто не обратил на его крик ни малейшего внимания. Мы к такому привыкли.
    — Ему потребуется медицинская помощь, — произнес тот же голос.
    Его обладатель, темноволосый вампир, осторожно прошел через бар, стараясь не запачкать костюм за две тысячи долларов и кожаные туфли от Феррагамо. От вампира пахло хорошим бренди, табаком и хвойной свежестью. Происхождение последнего аромата всегда оставалось для меня загадкой, однако он повсюду его сопровождал.
    «Может, это какой-то чудовищно дорогой одеколон, который ему делают на заказ где-нибудь в Италии, или же просто игра моего воображения? Воспоминание о доме?..»
    — Сенат наверняка сможет ее предоставить, особенно если учесть, что его члены всего месяц назад горячо заверяли всех, будто подобные случаи больше не повторятся.
    Я плеснула еще джина на отпечатки зубов на шее и груди парнишки, прежде чем приняться за обработку рваной раны на бедре. Через несколько секунд подросток отключился, и мы с вампиром остались одни, погруженные в неловкое — во всяком случае, с моей стороны — молчание.
    Я заговорила первой, скорее желая просто нарушить его, чем захватить инициативу:
    — Чего ты хочешь?
    — Поговорить с тобой, — ответил он сдержанно. — Мне требуется твоя помощь.
    При этих словах я подняла голову. За пять сотен лет я ни разу не слышала от него подобного признания, даже помыслить о таком не могла.
    — Снова начинаешь?
    — Дорина, я охотно повторю свои слова, но уверен, что ты и в первый раз прекрасно услышала меня. Нам надо поговорить, а молодому человеку требуется помощь. И то и другое можно устроить у...
    — Я туда не пойду!
    — У меня на квартире, я хотел сказать. Я прекрасно осведомлен о твоем отношении к Сенату.
    Я не стала испепелять его взглядом, но усомнилась в том, что моя хваленая каменная физиономия сумела его одурачить. До сих пор мне это ни разу не удавалось. К тому же вампир наверняка услышал, как часто забилось мое сердце от нахлынувшей волны адреналина, и, вероятно, заметил предательский румянец, который невозможно скрыть на бледной коже. Я сказала себе, что мне наплевать. Последний раз я виделась с ним двенадцать лет назад. Тогда дело закончилось тем, что я пригрозила его убить — примерно в тысячный раз! — и выскочила за дверь.
    «Он постоянно достает меня. Даже когда не пытается этого сделать. Хотя сомневаюсь, есть ли здесь какая-то разница».
    Вампир протянул руки, чтобы поднять бесчувственное тело паренька. Он обладал неистребимым самомнением и был абсолютно уверен в том, что я соглашусь с любым его предложением.
    Я не стала возражать. Если отвезти мальчишку в местную больницу, то придется долго объяснять, кто или что довело его до такого состояния. Тогда даже моя способность передергивать факты может оказаться бессильной. Обратиться за помощью в ближайшее отделение Сената тоже немыслимо, если вспомнить, чем закончилось дело, когда я заходила к ним в последний раз. Страховка, конечно, покрыла весь нанесенный ущерб, да и здание все равно нуждалось в ремонте, но сомневаюсь, что вампиры восприняли случившееся с такой точки зрения. Можно было отвезти парнишку ко мне. Я смогла бы исцелить его телесные раны, но мне не хватило бы способностей, чтобы стереть случившееся из его памяти. Зато холеный негодяй, стоявший рядом со мной, запросто мог справиться с проблемой одним только усилием мысли.
    — Я не знала, что у тебя квартира в Нью-Йорке, — сказала я.
    Этот факт меня обеспокоил. У него не было причин задерживаться в городе, тем более в каких-нибудь баснословно дорогих апартаментах с видом на Центральный парк. Вампиры по своей природе привязаны к определенному месту и стараются держаться поближе к дому. Правда, некоторое время назад Сенат, желая покончить с междоусобицами, признал незаконными старые границы. Формально этот красавец мог жить где пожелает, но, насколько мне было известно, у него в Нью-Йорке не имелось никаких дел и личных привязанностей. За исключением, может быть, меня.
    — Это недавнее приобретение.
    Я сощурилась, выходя на улицу следом за вампиром. Под этими словами могло скрываться что угодно. Может, он решил развлечься, потратить часть миллионов, скопившихся у него за века, или же убил на дуэли другого мастера и присвоил его собственность. Я искренне надеялась, что это не какая-нибудь интрига, цель которой — привязать меня к нему. Кроме того, я прекрасно сознавала, что имела дело с членом Сената, одним из самых могущественных и опасных вампиров на планете. Меня слишком часто недооценивали, чтобы я стала так же относиться к другим, пусть с виду они и почти неотличимы от людей. В особенности я не стала бы недооценивать его.
    — Ладно, надеюсь, душ у тебя там есть. — Я вылила остатки джина на ближайшую кучу весьма горючих вампирских тел и бросила туда спичку — Мне надо помыться.

    Квартирка оказалась высший класс, на Пятой авеню и действительно с видом на парк. Я с облегчением отметила, что вся она выдержана дизайнером в нейтральных бежевых и кремовых тонах, чтобы соответствовать буквально любому вкусу, не похожему на мой. Получалось, что вампир жил здесь совсем недавно, если его предпочтения еще не успели отразиться на обстановке. Значит, он все-таки не шпионил за мной.
    Но я не стала зря растрачивать воздух на вздох облегчения, а вместо того сосредоточилась на еще одном госте, находящемся в комнате. Мне ни разу не доводилось участвовать в операциях местного отделения Сената, однако, если я не ошиблась, один из его членов сейчас дожидался нас на светло-карамельном диване.
    Когда мы вошли, незнакомый вампир вскочил на ноги и окинул взглядом тело подростка, прежде чем сосредоточиться на мне. Я ожидала обычной реакции, но ее не последовало. Это означало, что его либо предупредили обо мне заранее, либо он еще лучше меня поднаторел в искусстве сохранять каменную физиономию. Ничего удивительного. Ведь дыхание и сердцебиение они включают по собственному желанию, поэтому на лицах большинства вампиров, в особенности старых, ничего не отражается. По силе, исходившей от незнакомца и окутывавшей его словно плащом, я догадалась, что он гораздо старше, чем можно заключить по этому лицу тридцатилетнего мужчины.
    Я рассматривала вампира с явным интересом, потому что никогда не встречала его раньше. Это странно, если, конечно, он действительно так стар, как мне показалось. Новички приходят и уходят, большинство из них гибнет раньше срока, отмеренного даже обычному смертному, не говоря уже о неумирающих, однако все ключевые фигуры вампирского мира мне были хорошо известны. Первоклассных мастеров среди них не так уж много, но вот этого типа в моих пространных мысленных списках точно не было. Я быстренько завела для незнакомца новую папку.
    Он был одет подчеркнуто скромно. Хозяин этой квартиры счел бы подобный наряд подходящим только для буднего дня, годным лишь для того, чтобы продемонстрировать достоинства, дарованные щедрой природой. Кремовый свитер был достаточно обтягивающим и не скрывал прекрасный торс, коричневые вельветовые брюки плотно облегали мускулистые бедра. Целая копна золотисто-рыжих волос так и норовила вырваться из золотой заколки на затылке. Такие пышные, густые и блестящие волосы бывают у девушек с рекламы шампуня. Они могли бы показаться неуместно женственными, точно так же, как и серо-голубые глаза с длинными ресницами, зато широкие плечи и сильная, выдающаяся вперед нижняя челюсть не оставляли никаких сомнений в его мужественности.
    Я хмуро посмотрела на незнакомца. У вампиров и без того множество преимуществ. Им вовсе не обязательно обладать привлекательной внешностью. На будущее я внесла в мысленный каталог его запах — сочетание виски, тонкой кожи и, как ни странно, сливочных ирисок — и снова сосредоточилась на нашем хозяине.
    — Душ в ванной комнате рядом с прихожей, но можешь воспользоваться моим, если хочешь,— было сказано мне. — Пройдешь через спальню в конце коридора.
    Потом хозяин уложил мальчика на диван, не заботясь о судьбе дорогой обивки, и вампир с золотисто-рыжими волосами, кем бы он ни был, не говоря ни слова, подошел, чтобы помочь. Меня он при этом не удостоил даже взглядом, что отчего-то показалось мне обидным.
    «Я уже полтысячелетия убиваю его соплеменников, так неужели не заслуживаю хотя бы взгляда? Должно быть, он совершенно уверен в своей неуязвимости. Вероятно, этот тип прав, если учесть, что я нахожусь в одной комнате с двумя мастерами первого уровня».
    Я прошла по коридору, где пахло каким-то специфическим освежителем воздуха. Наверное, в рекламе уверяли, что это аромат сирени, но лично мне он напоминал скорее о чанах с химикатами, чем о бескрайних полях и цветочках. В обладании чрезмерно развитыми органами чувств имеется своя отрицательная сторона.
    Разумеется, и положительная тоже. Я навострила уши, но слушать было нечего. В соседней квартире какая-то девушка говорила по телефону, жаловалась подружке на своего парня. Этажом ниже кто-то беседовал с кошкой, если это не был случай психического расстройства. Однако оба голоса звучали гораздо отчетливее тихих звуков, доносившихся из гостиной. Вампиры промывали раны подростка, надо полагать, гораздо тщательнее, чем я сделала это в баре, и перевязывали их. Я была уверена в том, что ни один из них не собирался закусить. Это было бы все равно что предложить людям, привыкшим к белужьей икре и «Дом Периньону», пакетик чипсов и пошлую кока-колу. Едва ли их привлечет второсортное угощение.
    Я вошла в большую хозяйскую спальню и огляделась. Отличная, подчеркнуто элегантная, богатая. Какой сюрприз. Декоратор решил рискнуть и выбрал для этой комнаты серую гамму, все оттенки, от угольно-пыльного постельного белья до пепельных стен. Я с отвращением озиралась. Мне так хотелось взяться за краски, что даже руки зачесались. Как следует поработать с полчасика над пустым местом, зияющим над кроватью, и все здесь будет выглядеть совсем иначе. Мне никогда не приходилось возвращать клиенту залог, хотя, с другой стороны, при моем роде деятельности я всегда отрабатывала его с лихвой и никогда еще не жила среди голых серых стен.
    Ванная комната ослепляла белоснежной кафельной плиткой, которая, как я догадалась, должна была воплощать собой индустриальный шик. Я взяла из шкафчика белое — какое же еще? — полотенце и вошла в душевую кабинку, сверкающую хромом и стеклом. Разумеется, она оказалась достаточно велика.
    Я привалилась головой к тут же запотевшей стенке, стараясь отделаться от образа Клэр, баюкающей уменьшенную копию меня самой. По счастью, нас, дампиров, то есть детей нормальных женщин и отцов-вампиров, очень мало, поскольку мертвые сперматозоиды не слишком подвижны. Однако известно несколько случаев, когда новоявленному вампиру, только что из могилы, удавалось зачать ребенка. Такие детишки обычно рождаются совершенно чокнутыми и проживают очень короткую, но весьма бурную жизнь.
    Разумеется, не все дампиры одинаковы. Как и с обычными детьми, никогда не знаешь, как переплетутся гены. Я была знакома с некоторыми чрезвычайно редкими экземплярами, которые заботились о своих матерях и умудрялись вести более-менее нормальную жизнь. Если бы не их гипертрофированные органы чувств и поразительная сила, то вы ни за что не догадались бы, кто они такие. Однако это были единичные представители нашей редкой породы, и я почему-то сомневалась в том, что Клэр настолько повезет.
    Я хорошо знала ее. Какая бы история ни стояла за зачатием ребенка, она будет его любить, выхаживать и яростно защищать, во всяком случае, до тех пор, пока он не подрастет и не вышвырнет мать из окна в припадке бешенства, о котором потом даже не вспомнит. Как же мне хотелось, чтобы Кайл соврал. Иначе мне придется уничтожить ребенка моей лучшей подруги вместе с ее привязанностью ко мне или же сидеть и ждать безвременной кончины Клэр.
    Говорить с ней бесполезно. Она все равно не поймет, какой опасности подвергается, не захочет предпринять необходимые меры, чтобы защитить себя. Причиной тому ее проклятое уважение ко всему живому, о котором она так часто мне говорила, превратившее Клэр в строгую вегетарианку и вынуждавшее меня тайком удирать из дома, чтобы поесть жареного мяса. Я даже мысленно слышала ее довод: «Я же знаю тебя столько лет, и ты никогда не пыталась меня убить». Клэр испытала бы настоящую боль и потрясение, если бы я призналась в том, как сильно она ошибается. Пусть долгие века тренировки научили меня прекрасно владеть собой, я все равно оставалась чудовищем. Как и тот, кто меня зачал, я всегда буду любить смерть и разрушение чуть больше чего-либо или кого-либо другого.
    О своей матери я знала немного, лишь то, что она была молоденькой служанкой, невероятно наивной, если поверила, будто юный красавец, сын местного вельможи, не просто использовал ее для увеселений. Она прожила с ним несколько месяцев, когда его поразило проклятие вампиризма, болезнь, которую он не сумел распознать сразу.
    В отличие от обычного способа превращения в вампира, в случае с проклятием требуется время, чтобы трансформация совершилась полностью. У сына вельможи не было ни пышных похорон, ни драматичного выкапывания из собственной могилы. Он просто пожал плечами в ответ на бормотание цыганки, решил, что сумасшедшая баба бредит, и еще несколько дней после того вел обычную разгульную жизнь, полную любовных утех. По счастью, я была единственной, кому он передал тогда свои вампирские гены, только что обретенные.
    Короче говоря, спустя девять месяцев, когда новоявленный вампир отправился путешествовать, желая привести в порядок свои неумирающие нервы, на свет появилась здоровенькая девочка, но только для того, чтобы узнать, как сильно этот самый свет не рад ее появлению. Народ там, где я росла, отлично разбирался в вампирах. Все сразу же догадались, кто я такая, как только увидели мои детские клыки. Матери было приказано бросить меня в реку, чтобы оградить народ от больших неприятностей. До сих пор не знаю, счастлива ли я или нет оттого, что вместо убийства мать отдала меня цыганам, проезжавшим мимо. Через несколько лет она умерла от чумы, поэтому я ее так и не узнала. Что же касается отца, то у меня с ним, скажем так, имеются разногласия.
    В этом нет ничего удивительного, если принять во внимание тот факт, что дампиры и вампиры — смертельные враги. В некоторых легендах говорится, что господь допускает существование дампиров, чтобы сдерживать рост числа вампиров. Более-менее научное объяснение состоит в том, что вампирам хищнический инстинкт необходим для пропитания, тогда как с организмом, у которого имеется подверженная перегрузкам нервная система, он играет скверную шутку. Мне кажется, что какая-то доля гнева, заключенного в нас, является естественной реакцией существа, силком вытолкнутого в мир, стать частью которого у него нет ни единого шанса. Вампиры нас ненавидят и боятся, пытаются убить при первой же возможности. Люди сначала принимают за своих, но стоит накатить первому же приступу гнева, и природа дампира становится слишком очевидной. Тогда мы снова вынуждены бежать, чтобы спастись от разъяренной толпы, состоящей из представителей обоих видов, попытаться отыскать для себя нишу вне их мира.
    Большинство таких, как я, сгорает рано. Причина тому — перегрузка всех систем организма либо гибель в бою, что бывает гораздо чаще. Я знаю всего одного дампира, дожившего до моих лет. Этот сумасшедший индийский факир обитает в пустыне Раджастана. Он намеренно забрался как можно дальше от людей. Я потратила два месяца на его поиски в тот единственный раз, когда решила с ним пообщаться, но никаким полезным опытом факир не поделился. Ему удавалось держать себя в узде, медитируя столетия напролет, подавляя свою истинную природу простым отказом от нее и от всякого контакта с потенциальной жертвой. Это уж точно не в моем стиле.
    Я предпочитаю традиционный метод, позволяю своему истинному эго время от времени выходить на охоту, но слежу за тем, чтобы оно убивало только бродячих мертвецов, демонов или нечто чуждое человеческой природе. Да, такое тоже время от времени бывало. Дело хлопотное, но у меня получается. В итоге я даже обрела свою нынешнюю профессию.
    Я намылила засаленные волосы, размышляя, не хотят ли эти господа поручить мне какую-нибудь работу.
    «Маловероятно. Если Сенату нужно, чтобы кто-то умер, то они, как пить дать, не стали бы нанимать меня. У них полно собственных громил, а отдел расследований работает просто безупречно. Уж они точно обошлись бы без киллера, предоставляющего клиентам скидку. Кроме того, у меня имеется неприятная привычка отказываться от работы, если только мне не изложат подробности дела, все без исключения».
    Когда-то я пообещала себе выплескивать скопившуюся ярость только на тех, кого, по проверенным сведениям, действительно необходимо уничтожить. Я постановила так. Если моя рука сжимает топор, кол, винтовку или любое другое оружие, то мне необходима твердая уверенность в том, что я не отнимаю жизнь у бедняги, который просто чем-то не угодил местному воротиле. Вот эта, с точки зрения Сената, причуда вычеркнула меня из списка продажных талантов, как будто обстоятельства рождения и без того не делали меня персоной нон грата.
    «Наверное, мои охотничьи способности и сейчас не требуются Сенату, но я все равно и за целую жизнь не догадаюсь, о чем пойдет речь».
    Иногда я зарабатывала пару монет, внедряясь в сверхъестественную среду по просьбе клиентов, проблемы которых человеческие власти не могли не только разрешить, но и хотя бы понять. Однако повторюсь. Я не могла сделать для Сената ничего такого, чего он не мог бы сделать для себя сам, и даже лучше меня.
    Я приняла во внимание все эти факты и окончательно зашла в тупик. Хотя это не так уж и важно. Как только парнишка из бара ответит на мои вопросы, я отправлюсь на поиски Майкла. Что бы там ни требовалось Сенату, вампиры найдут другой способ обрести желаемое. Что же касается хозяина этой квартиры, то пусть он поскорее помрет. Еще раз.

    Глава 2

    — Познакомься с Луи Сезаром. Буду весьма признателен, если ты не станешь нападать на него у меня в доме.
    Я проскользнула обратно в гостиную совершенно беззвучно, но, конечно же, меня услышали. Приятно сознавать, что они хотя бы не учуяли меня с такой легкостью, как раньше, поскольку я первый раз за несколько дней как следует вымылась.
    В пару к джинсам, заляпанным кровью, я надела одну из белоснежных парадных рубашек хозяина, который воздержался от замечаний по этому поводу, но губы все-таки поджал. Я усмехнулась. Он, наверное, выложил за рубашку столько, сколько я отваливала каждый месяц за квартиру. Ее полы доходили мне до колен, но у меня все равно не было особенного выбора.
    Гардероб в его спальне оказался почти пустым — еще один добрый знак, поскольку этот парень настоящий франт. Если бы он провел в Нью-Йорке хотя бы неделю, то его дом уже походил бы на бутик Армани.
    — Постараюсь — Я неспешно подошла к бару и смешала себе двойную порцию коктейля.
    При моем ускоренном обмене веществ алкоголь сгорает так быстро, что напиться просто невозможно. Вот вам еще одно преимущество дампира.
    — А куда вы перенесли парнишку?
    — Я нашел место, где о нем позаботятся. Его забрали несколько минут назад.
    Я вцепилась в бутылку и досчитала до десяти. Рекорд этот тип пока не побил — иногда ему удавалось достать меня еще быстрее! — однако был близок к тому.
    — Мне необходимо поговорить с мальчиком, — сдержанно произнесла я и медленно повернулась. — Он единственная зацепка, какая у меня осталась. Ты не имеешь права...
    — В данный момент с его памятью все в порядке, — заверил меня вампир. — Если надо, сможешь поговорить с ним позже. А пока что имеются дела поважнее.
    Я услышала какой-то звон, опустила глаза, увидела, что раздавила бутылку, и осторожно положила обломки на стойку бара, не обращая внимания на то, как односолодовый виски растекался по темному дереву. Неужели после пятисот лет тренировки я была способна лишь подавить желание разбить бутылку о его голову? Как ему удается? Никто больше не мог так быстро довести меня до точки кипения, во всяком случае — уже не мог.
    — Мне хотелось бы поговорить с ним сегодня, — спокойно произнесла я. — Время поджимает.
    Вампир с прекрасной золотисто-рыжей шевелюрой пододвинулся немного поближе, как будто решил, что его сородичу вот-вот потребуется помощь. Я подавила улыбку. Ну вот, наконец-то мне удалось обратить на себя внимание.
    — Дорина, мальчишка накачан сильнодействующими лекарствами. В ближайшие восемь часов он все равно не сможет рассказать ничего внятного. Если ты надеялась на другой результат, то надо было предупредить заранее.
    Я ощутила, как внутренности сжались в комок, а сердце забилось быстрее. Мне пришлось выровнять внезапно участившееся дыхание. Я прекрасно сознавала, что надо взять себя в руки или же все закончится весьма печально, однако все мои мысли были только о Клэр. Я вспомнила последний месяц, все ложные следы и бессонные ночи, услуги, которые оказывала и обещала оказать разным гнусным типам в благодарность за информацию, в итоге бесполезную. В памяти возникла рожа Кайла, елейным голосом расписывавшего самый худший вариант развития событий, при мысли о котором мне до сих пор хотелось закричать. Затем в ушах раздался знакомый шум и в глазах потемнело.
    Время от времени все заканчивалось именно так, хотя обычно мне удавалось контролировать себя. Однако сегодня вечером все было как в старые добрые времена, когда я впадала в бешенство, оставляла вокруг себя дюжины мертвецов, а потом не могла вспомнить ничего, кроме отдельных эпизодов. В этом и проявляется истинная природа дампира, по этой-то причине нам никто не доверяет, в особенности вампиры, наша излюбленная добыча. Именно из-за этого, в числе множества иных причин, я надеялась на то, что Клэр окажется умнее, чем утверждал Кайл.
    Правда, в итоге я всегда приходила в чувство, что сильно меня удивляло. За прошедшие века я не раз могла погибнуть в припадке бешенства и даже ничего не ощутить при этом. Я бесконечное число раз оказывалась на краю гибели, приходила в сознание в незнакомом месте, изломанная и истекающая кровью, окруженная мертвыми телами, причем иногда спустя несколько дней со времени последнего воспоминания.
    В этот раз все прошло удачнее, чем обычно. Что-то острое вонзилось мне в плечо и прижало к стене. Знакомая жгучая боль помогла мне сосредоточиться, а затем окончательно выдернула из приступа ярости.
    Я поняла, что сумела пережить припадок, поскольку плечо внезапно заболело так, словно его охватило пламя. В качестве дополнительного приза я оказалась еще и гордой обладательницей саднящей челюсти, пульсирующей головной боли и острого желания проблеваться.
    Пышноволосый красавец сжимал рапиру, которой пригвоздил меня к стене, словно бабочку на булавке, и временно вывел из строя левую руку, тогда как наш хозяин обеими руками удерживал мою правую. Я порадовалась, мысленно отметив, что оба они изрядно потрепаны. Кремовый свитер красавчика был в пятнах крови, судя по запаху, не моей, а у хозяина по щеке тянулась царапина, из-за которой он мог бы лишиться правого глаза. Хотя с виду она была не слишком глубокая и затягивалась прямо у меня на глазах. Черт!
    — Мой господин, мне не хотелось бы навязывать свое мнение, но, может быть, наручники...
    В голосе Луи Сезара угадывался легкий французский акцент.
    «Теперь понятно, почему я его не знаю. Этот рыжий вампир — член Сената, только европейского, а не североамериканского. А в Европе я не была с одного весьма памятного визита во время Первой мировой войны».
    Красавец вампир выглядел несколько обеспокоенным, что развеселило бы меня в других обстоятельствах. Однако как раз сейчас я отвлеклась на хозяина, который одной рукой вцепился мне в горло.
    — Я с удовольствием отшлепал бы тебя, если бы знал, что из этого выйдет толк, — угрюмо произнес он.
    Луи Сезар поглядел так, как будто отшлепали его самого.
    Я засмеялась и заметила:
    — Он решил, что ты извращенец, — а затем замолчала, чтобы выплюнуть выбитый зуб.
    Ничего страшного. Скоро вырастет новый, по крайней мере, в этот раз все передние уцелели. Я улыбнулась французу, которому явно стало нехорошо при мысли о том, что кто-то может иметь со мной какие-то дела, если речь не идет о забивании кола в ребра.
    — Ты ему ничего не объяснил?
    Хозяин вздохнул, отпустил меня и замешкался на мгновение, чтобы выдернуть рапиру. Я даже не поморщилась. В данный момент боль была очень кстати. Она напоминала о том, что я снова победила и выжила, хотя в этот раз едва ли подвергалась серьезной опасности. Он не стал бы меня убивать, раз ему требовалась моя помощь. Точнее, не стал бы убивать до тех пор, пока я не угрожала его жизни.
    — Я собирался представить вас друг другу, но ты не дала мне такой возможности, — ледяным тоном произнес он.
    На лице Луи Сезара отражалось нечто, близкое к отвращению.
    «Должно быть, в этой красивой голове имеются мозги. Кажется, он сумел прийти к верному выводу, однако не хочет верить тому, что подсказывает интуиция. Надо помочь ему выразить чувства».
    Я развернулась к хозяину квартиры, который смотрел на меня с нескрываемой тревогой, здоровой рукой обхватила вампира за шею и смачно поцеловала его в щеку:
    — Привет, папочка!

    Через четверть часа я каталась по полу и завывала, но не от боли. Сто лет я так не смеялась, даже ребра заболели и стало трудно дышать. Может быть, дело в свежих синяках. Мне их досталось немало за время стычки в баре и последнего припадка, хотя в данный момент было наплевать на причину. Я утерла слезы и попыталась сесть.
    Мирча, или же дорогой папочка, как он назывался, когда брал на себя труд признать наше родство, сидел на диване, скрестив руки на груди, и дожидался, пока я успокоюсь. Француз налил себе порцию выпивки, изрядную даже по моим меркам, и отошел к огромному, от пола до потолка, окну, за которым раскинулся ночной город. Рыжеволосый красавец повернулся к нам спиной. Не знаю, от кого он старался отгородиться, от воплощенной мерзости или же того, кто ее породил.
    Я обессиленно опустилась в кресло, изо всех сил стараясь взять себя в руки. После того что я сейчас услышала, это оказалось нелегко. Мне не часто удавалось как следует посмеяться, поэтому я наслаждалась моментом.
    — Надеюсь, я не оскорблю твои чувства, если напомню, что предупреждала тебя? — спросила я, почти успокоившись.
    — Никогда не замечал, чтобы тебя волновали чьи-то чувства, — последовал едкий ответ.
    — Du-te dracului, — машинально произнесла я по-румынски, не успев сообразить, насколько иронично в данных обстоятельствах звучит предложение убираться к черту.
    — Я предлагаю отправить к нему тебя, — размеренным тоном ответил Мирча.
    Я кивком указала на второго вампира.
    — Ты объяснил своему другу, что это настоящее самоубийство? — Я перевела взгляд на красавца. — Есть у тебя предсмертное желание, приятель?
    Француз ничего не ответил, зато Мирча, как и всегда, решил продолжить спор:
    — Луи Сезар не может пойти один. Именно по этой причине я потрудился разыскать тебя. Его задача состоит в том, чтобы заманить Влада в ловушку. Ты же должна...
    — А ты рассказал ему, что в последний раз не смог справиться с дядей Драко и даже пытался привлечь на помощь кое-кого из Сената?
    — Итак, ты должна прикрывать ему спину, поскольку, в отличие от него, знаешь моего брата.
    — Именно поэтому не хочу оказаться рядом с ним. — Я поднялась, потянулась и огляделась, отыскивая свое пальто.
    Его подарила мне Клэр после очередной охоты, когда мое кожаное превратилось в лохмотья. Она решила, что это окажется более практичным, раз его можно стирать, но я не разделяла ее уверенности. Мой гардероб обновлялся постоянно, поскольку я расходовала одежду, как нормальные люди — бумажные платки. Издержки профессии! Когда я в последний раз видела пальто, испачканное липкой жижей, оно лежало рядом с футболкой. Я рассудила, что, должно быть, забыла его в ванной.
    — И куда это ты собралась?
    — Хочу выяснить, смогут ли в прачечной отчистить ту дрянь, какой выстреливают демоны-вароса. Это, знаешь ли, такая багровая пакость. Она воняет как стая скунсов и разъедает ткань не хуже кислоты.
    Я направилась к двери, но не успела выйти, как папочка преградил мне путь, привалившись к дверному косяку.
    — Сядь на место.
    Я вздохнула, хотя, честно говоря, и не ожидала, что смогу так запросто ускользнуть.
    — Ничего у тебя не выйдет.
    Мирча не двигался с места, и я призадумалась, но не из сочувствия к любимому старому папочке, а скорее из опасения за судьбу француза. Не исключено, что бедняга еще сумеет как-нибудь отвертеться от этого дела. Я понадеялась, что так оно и будет, иначе его ждет неминуемая гибель.
    — Лондон, тысяча восемьсот восемьдесят девятый год. Темная дождливая ночь. Ни о чем не напоминает? Кажется, фраза звучала примерно так: «Если ты не прикончишь его этой же ночью, оставишь ему хотя бы один путь, чтобы вернуться, то лично я умываю руки. В следующий раз будешь охотиться за ним в одиночку». — Я бросила взгляд на француза, который обернулся и внимательно смотрел на нас. — Да, в те времена во мне было гораздо больше пафоса, — призналась я. — Однако основную мысль ты уловил. Я с трудом уцелела в прошлый раз и не хочу повторить все сначала, в особенности если ты способен лишь заманить Драко в очередную непревзойденную ловушку, а потом дожидаться, пока он найдет способ выбраться из нее. Это при условии, что еще раньше он не выпотрошит тебя или любого другого тупицу, согласившегося тебе помочь. Так что, дорогой папочка, отвали с дороги. Меня ждет работа.
    — Это и есть твоя работа, пока я не скажу иначе.
    Я улыбнулась. Для драки я сейчас была слишком вялой. Не знаю, то ли меня вымотали предыдущие стычки, то ли приступ смеха. В любом случае я не ощущала в себе желания оторвать ему голову.
    — А ты еще похвалялся прекрасным слухом.
    — Ты не посмеешь меня ослушаться.
    Я выждала минуту, однако он так и стоял, глядел угрюмо и вызывающе. Когда папочка становился таким, другие вампиры падали на колени, бормотали извинения и пытались поцеловать ноги, обутые в дорогую кожу. Со мной этот номер никогда не проходил.
    — Гм, мне кажется, ты не завершил предложение. На самом деле, я не вижу...
    — Клэр! — Одно слово заставило меня замолкнуть на середине фразы.
    — Может быть, я неверно тебя поняла, — проговорила я тихо.
    — Насколько мне известно, ты обожаешь эту смертную.
    — Если ты имеешь какое-то отношение к ее...
    — Я ее не похищал, — прервал он спокойно. — Но способен устроить так, чтобы ее вернули. Я могу использовать возможности Сената, а они, как ты, должно быть, сознаешь, гораздо шире твоих.
    — Я найду ее сама.
    Он выразительно поднял красивую бровь и улыбнулся мне своей фирменной снисходительной улыбкой.
    — Вопрос, вовремя ли?
    Секунду я молчала. В голове крутились воспоминания о той ночи в Лондоне. Я слышала лишь едва различимый стук каблуков по булыжнику, далекий, но становившийся все ближе. Эти размеренные неумолимые шаги еще много лет раздавались у меня в голове. Я не думала о том, что произойдет, когда они замолкнут рядом с местом, где я прячусь. Нет. Я вообще никогда не задумывалась об этом.
    Дядя Драко, как я непочтительно величала знаменитого вампира, чтобы скрыть свои истинные чувства, был единственной личностью на свете, которая наводила на меня ужас. Наверное, мой недавний истерический смех был вызван не столько папашиным признанием в том, что я все-таки на что-то гожусь, сколько мыслью о грядущей встрече с Драко. Еще больше ста лет назад я упорно настаивала на окончательном разрешении проблемы, потому что нам удалось загнать Дракулу в ловушку во многом благодаря удаче, а не своим талантам. Если учесть, что последние десятилетия ему все равно нечем было заняться, то он, должно быть, тысячи раз вспоминал ту ночь, анализировал все свои действия, напрягая блистательный, хотя и извращенный ум, вычислял, где именно допустил ошибку. Дракула был заслуженно овеян легендами, хотя во многом благодаря некоему автору Викторианской эпохи. Дядя не повторит одну и ту же ошибку, более того, я сомневалась, что он вообще допустит какой-либо промах.
    Образ Клэр так и стоял у меня перед глазами. Она была из числа немногих друзей, которых мне удалось сохранить дольше чем на пару месяцев. Вовсе не потому, что Клэр не пугали мои приступы бешенства. Дело в том, что она ни разу не спровоцировала ни одного.
    До знакомства с ней я никогда не воспринимала себя как некое волшебное существо. У меня не было никаких сомнений в том, что подруга оказывала на меня успокаивающее воздействие. Живя и работая рядом с ней, я была как никогда близка к мирному, нормальному существованию. Припадки иногда все-таки случались, но крайне редко и только тогда, когда я оказывалась вдали от Клэр. Мне было тяжко даже представить, что я могу никогда больше не увидеть, как она вглядывается в мое последнее живописное творение, морщит лоб и силится разобрать, какую чертовщину ее подруга пыталась изобразить.
    Однако Клэр была мне больше чем другом. Она оказалась для меня единственным шансом раз и навсегда обуздать свою ярость.
    Клэр происходила из древнейшей семьи волшебников, из дома Лашези, который издавна специализировался на врачевании. У них имелся доступ к таким древним знаниям, какие были неведомы даже членам Круга. Клэр однажды сказала, что одна ветвь их семейства занималась только сбором ингредиентов для необычных снадобий, микстур и оберегов, причем в местах таких отдаленных, по сравнению с которыми Антарктика покажется Сорок второй авеню или Бродвеем. Другие родственники выискивали новые способы лечения болезней. Некоторые посвятили себя исключительно составлению изнуряющих заклинаний, которые затем продавались разным злонамеренным типам, обеспечивая семье постоянный приток богатеньких страждущих.
    Сама Клэр занималась скорее бизнесом, чем исследованиями и теориями, но использовала свои связи в надежде отыскать какое-нибудь средство, способное ослабить мои припадки. Из-за ускоренного обмена веществ обычные лекарства покидали мой организм так быстро, что он не успевал их усвоить. Я думала, что магические снадобья могли бы оказать реальную пользу, но никто и не собирался искать лекарство для дампиров. Нас слишком мало, чтобы в таком средстве заключалась практическая польза, да и окружающие слишком не любили нас. Очень может быть, что Клэр была первой, кто работал в этом направлении. Если я не найду подругу в ближайшее время, то она, наверное, окажется и последней.
    Я нисколько не сомневалась в том, что обязательно разыщу ее, однако Мирча, черт его побери, был прав. Я могла не успеть вовремя. Майкл — всего лишь мастер нижнего уровня, предположительно шестого, именно простая шестерка, прислуживающая двум влиятельным вампирам из Бруклина. Я запросто разделалась бы с ним даже в полусне, однако головорезы из бара утверждали, что Майкл недавно покинул город. Никто не знает, куда он подался. Если я буду выслеживать его своими силами, то на это уйдет много времени, того самого, которого может не хватить для спасения Клэр.
    Мирча же, со своей стороны, мог бы задействовать для поисков такую организацию, по сравнению с которой ЦРУ, ФБР и Интерпол покажутся туповатыми детишками даже больше, чем обычно. Уже завтра в это же время Клэр могла бы вернуться в наш старый дом и хлопотать над двумя избалованными кошками и своими грядками с лекарственными травами. Если ее беременность не плод извращенного воображения Кайла, то у меня будет возможность поговорить с ней и донести до ее сознания несколько неприятных истин.
    Я быстро взглянула на Луи Сезара, который рассматривал меня с легким отвращением. Наверное, ему казалось, что он хорошо скрывал свои чувства, однако за прошедшие годы я худо-бедно научилась читать по лицам. Возможно, вампир просто не удосужился напустить на себя безразличное выражение, поскольку счел меня трусихой. Надо сказать, в этом случае он был совершенно прав. Мне становится страшно, если дело касается моего кошмарного дядюшки. Любой, кто его нe боится, либо слабоумный, либо просто дурак. Интересно, к какому типу причислял меня Мирча?
    — Я хочу, чтобы сначала вернули Ктэр. Оплата только по получении товара.
    — Нет. — Мирча даже не потрудился изобразить сожжение. — Влад на свободе уже больше недели. В высшей степени глупо давать ему дополнительное время для построения планов.
    — Для этого у него и так было больше века, — заметила я.
    Мне не нравилось, что папаша называл его Владом. Если бы Мирча хоть на минутку забыл, что чудовище, о котором идет речь, доводится ему братом, все было бы гораздо проще. Однако он питал нездоровое почтение к семейным узам, совершенно не понятное мне. Папенька обязательно навещал меня каждую пару десятилетий, хотя знал, что закончится все непременной стычкой и потасовкой, и так и не смог проткнуть Дракулу колом, когда у него была такая возможность.
    — Верно, но только мы, как ты помнишь, уничтожили всех его приспешников. Ему потребуется время, чтобы найти новых помощников, если только он не решит действовать в одиночку. Пока что Дракула уязвим, хотя и останется таковым недолго.
    Я не стала утруждать себя замечанием, что слова «уязвим» и «Дракула» на самом деле совершенно не сочетаются друг с другом. На протяжении веков не было ни единого момента, когда дядюшка не был бы в высшей степени могущественным и исключительно безжалостным. Однако Мирча оказался прав. Если бы я собиралась схватить Драко, то предпочла бы, чтобы рядом с ним не обнаружилось никаких помощников. Дядюшка сам по себе представлял немалую угрозу, а та банда, над которой он имел власть, была еще одним источником ночных кошмаров. Достаточно сказать, что на уничтожение самых жутких последователей дяди у меня ушло больше десяти лет. Потом я стала спать немного лучше, но лишь самую чуточку. Осознание того, что их создатель и повелитель в любой момент мог снова вернуться в этот мир, постоянно выводило меня из равновесия. Я ощущала, как во мне поднималась волна гнева от одной мысли о том, что если бы невыносимо упрямый Мирча хоть раз в жизни послушался меня, то сейчас Дракула спокойненько лежал бы в гробу и не было бы никакой суеты по его поводу. Но тогда, разумеется, мне никто не помог бы в поисках подруги.
    — Отлично. Но если я начну искать его прямо сейчас, то хочу, чтобы и розыск Клэр начался немедленно.
    — Идет.
    Я не стала брать с него клятву. Мирча — далеко не ангел, но данное слово он держал всегда. Надо было только убедиться в том, что он действительно его дал, потому что папаша проявлял невероятную изворотливость, когда доходило до дела.
    Я сразу решила уточнить:
    — Если она жива, я хочу, чтобы ее вернули домой. Если нет...
    — Ты предпочла бы собственноручно разобраться с виновной стороной или предоставишь это нам?
    — А сам-то как думаешь?
    Мирча чуть заметно улыбнулся.
    — Я прикажу, чтобы их придержали до твоего появления. Полагаю, мы сейчас заключили договор?
    Я поглядела на француза, и увиденное мне совершенно не понравилось. Да, от него веяло огромной силой, такой же, как от Мирчи. Из-за этой мощи у меня вставали дыбом волоски на руках, стоило оказаться в пяти шагах от отца. Однако, для того чтобы превзойти самого Дракулу, нужна не одна только сила. Здесь требуется нечто гораздо большее.
    — Да, но я бы предпочла работать с уже проверенным партнером, — сказала я, после чего постаралась смягчить оскорбление: — У нас не будет времени, чтобы подлаживаться под стиль друг друга. Чем сейчас занят Марлоу?
    Кит Марлоу, вампир, драматург и хулиган елизаветинской эпохи, возглавлял отдел расследований Сената. Он был злобный сукин сын. Если говорить о моем личном к нему отношении, то приятелями мы точно не были. Но мне предстояло выслеживать самого злонамеренного вампира на свете, поэтому я предпочла бы, чтобы мою спину прикрывал кто-нибудь из равных ему. Правда, до тех пор, пока этот помощник не стреляет в меня.
    — Дорина, мы сейчас на военном положении. Я сильно сомневаюсь в том, что сумею заставить главу отдела безопасности бросить свои дела и заняться моими личными.
    — Твоими личными они будут недолго, — заверила я. — Наверное, наши имена стоят в начале дядюшкиного списка, но вряд ли мы в нем одни. Война покажется нам детской забавой, когда Драко начнет действовать.
    — Тем не менее Совет все равно не позволит.
    Даже Мирче придется хорошенько подумать, прежде чем нарушить приказ председательницы Сената. Я не могла его винить, видела эту даму всего раз, чего оказалось более чем достаточно. По моему личному мнению, она была еще более чокнутой, чем Драко, но меня никто не спрашивал.
    — Так кто же тогда пойдет с нами?
    Я надеялась, что он знал кого-нибудь получше тех парней, услугами которых я обычно пользовалась. Парочка из них вела себя весьма достойно в трудных ситуациях, но не настолько кошмарных. Те же, кто действительно мог мне пригодиться, были в данный момент вне игры. Они сидели в ожидании наказания за преступления, которые не нравятся ни вампирам, ни магам, однако не настолько серьезные, чтобы виновных удостоили камеры в двух метрах под землей. Поскольку в дело вмешалась война, суд над ними был отложен на неопределенное время, а такая штука, как Хабеас корпус , в сверхъестественном мире не действует.
    — Я предпочел бы уладить это дело в семейном кругу, — сказал Мирча.
    Я фыркнула, потому как ничуть в этом не сомневалась. Ведь любой, кто не получил на этот счет прямых указаний от самого Мирчи, при первой же возможности без малейших угрызений совести засадил бы кол в старого доброго Драко. Именно это собиралась сделать и я. Если, конечно, дядюшка не доберется до меня раньше.
    Меня вдруг осенило.
    — В таком случае, что здесь делает он? — Я ткнула большим пальцем во французского щеголя.
    Пусть я не в восторге от своего семейства, но, по крайней мере, знаю, кто есть кто. Этого господина в числе моей родни прежде не наблюдалось.
    — Я же тебе уже говорил, — подчеркнуто терпеливо произнес Мирча, переходя на тон, который приберегал специально для меня и для умственно отсталых. — Это Луи Сезар. — Я выжидающе смотрела на него, а он вздохнул. — Творение Раду.
    Я бросила на красавца вампира еще один, более заинтересованный взгляд.
    — А я и не знала, что у моего условно нормального дядюшки имеются последователи.
    Я еще мягко выразилась. Раду — младший брат Мирчи и Дракулы — был настоящим сумасшедшим. Конечно, не претендент на титул главного человекоубийцы, как Драко, но почти такой же ненормальный. К примеру, он упорно наряжался как герои фильма «Три мушкетера» и с большой неохотой переодевался во что-нибудь современное, когда его к этому принуждали. Некоторые вампиры любят носить дома ту одежду, к какой привыкли еще в человеческом облике, однако Раду жил в Румынии в пятнадцатом веке, а вовсе не во Франции в семнадцатом, так что выглядело это довольно странно. К тому же, насколько мне было известно, он ни разу за все время не сотворил ни одного вампира, хотя уже несколько веков считался мастером второго уровня.
    До сих пор не было ни одного случая, чтобы кто-нибудь обладал подобной силой и не обзавелся собственной свитой. Приспешники приносят доход и дополнительную защиту, а кто же захочет добровольно отказаться и от того и от другого? Раду использовал сторонников Мирчи как своих собственных, хотя мне казалось бы неправильным жить за счет старшего брата. Правда, никого не интересовало, что за скелеты спрятаны в шкафу у Раду.
    — Всего один.
    Я ждала продолжения, но Мирча не стал себя утруждать, что опять-таки меня не удивило...


    Скачай бесплатно и читай дальше:


    Скачать бесплатно Читать Карен Чэнс. Дочь полуночи







    Не нашли нужную книгу? Воспользуйтесь поиском (сверху, правее).
    Просмотрите, вдруг Вы найдете похожую на Читать Карен Чэнс. Дочь полуночи,
    или то, что так давно и долго искали:

    Броди Эштон. Девушка с ароматом ночи

    Броди Эштон. Девушка с ароматом ночи Я знала, что это невозможно. Когда ты по собственной воле становишься Потерянным, ты принадлежишь Нижнему миру,...

    Суад. Сожженная заживо

    Суад. Сожженная заживо По мере того как я взрослела, я с большой надеждой ожидала, что кто‑нибудь посватается ко мне. Но никто не сватался к...

    Татьяна Веденская. Спагетти, или Сюрприз для любимого

    Татьяна Веденская. Спагетти, или Сюрприз для любимого Юля Светлакова – домохозяйка со знанием английского языка и дипломом Суриковского института....

    Эми Плам. Умри ради меня

    Эми Плам. Умри ради меня Подтянув под себя ноги, свисавшие с края набережной, я обхватила колени руками. И несколько минут молча раскачивалась...

    Екатерина Вильмонт. Путешествие оптимистки, или Все бабы дуры (Аудиокнига)

    Екатерина Вильмонт. Путешествие оптимистки, или Все бабы дуры (Аудиокнига) Как-то поздней ночью, когда я устала так, что даже не было сил лечь в...



    Уважаемые посетители! Если Вам не удалось скачать Читать Карен Чэнс. Дочь полуночи по причине нерабочих ссылок, просьба сообщить об этом нам. Стоит лишь указать автора и название произведения, и в самое кратчайшее время ссылки будут восстановлены.

    Понравилось у нас? Не забудьте занести нашу библиотеку в закладки, поделиться ссылкой понравившегося издания с другом
    или оставить ссылку на наш портал в блоге, на форуме. Самые последние новинки книжного рынка будут ждать Вас!
    Заходите к нам почаще.



     


       Комментарии (0)   Напечатать

    Отзывы о «Читать Карен Чэнс. Дочь полуночи»:

     
    Добавление комментария
    Name:
    E-Mail:
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера

    Code:
    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить, если не виден код
    Enter code:

     
     
     
    Авторизация
    Логин:
    Пароль:
     
     
    Подписка о новинках на E-mail
     
    Подпишись
     
    Самые популярные

     
    Наш опрос
    Какой жанр литературы Вы предпочитаете?

    АУДИОКНИГА
    ДЕТСКАЯ
    ДЕТЕКТИВ
    ИСТОРИЧЕСКИЙ РОМАН
    ЖЕНСКИЙ РОМАН
    ПРИКЛЮЧЕНИЯ
    ПСИХОЛОГИЯ
    ПРОЗА
    ТРИЛЛЕР
    ФАНТАСТИКА
    ЮМОР
    БИЗНЕС
    ДОМ И СЕМЬЯ
    ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
    ЖУРНАЛЫ
    ЧИТАТЬ КНИГУ
     
    Статистика