Главная Регистрация Авторам Контакты RSS 2.0
   
 
 
Навигация
Главная Правила оформления Программы для чтения Помощь пользователю Обратная связь RSS новости
Ищем вместе Читать на сайте Популярные авторы *** Популярные серии По годам (NEW)
  • АУДИОКНИГА
  •  Audiobooks / e-Books  Для iPhone  Фантастика  Фэнтези  Детектив  Женский роман  Эротика  Проза  Приключения  Исторические  Психология  Непознанное  Образование  Бизнес  Детям  Юмор  Разное
  • КНИГИ
  • ДЕТСКАЯ
  •  Отечественная  Зарубежная
  • ДЕТЕКТИВ
  •  Отечественный  Зарубежный
  • ИСТОРИЧЕСКИЙ РОМАН
  •  Отечественный  Зарубежный
  • ЛЮБОВНЫЙ РОМАН
  •  Отечественный  Зарубежный
  • ПРИКЛЮЧЕНИЯ
  •  Отечественная  Зарубежная
  • ПРОЗА
  •  Отечественная  Зарубежная
  • ТРИЛЛЕР
  •  Отечественный  Зарубежный
  • ФАНТАСТИКА
  •  Отечественная  Зарубежная
  • ФЕНТЕЗИ
  •  Отечественная  Зарубежная
  • ЮМОР
  •  Отечественный  Зарубежный
  • ДРУГАЯ ЛИТЕРАТУРА
  •  Учебники/ Руководства  Бизнес / Менеджмент  Любовь / Дружба/ Секс  Человек / Психология  Здоровье/ Спорт  Дом / Семья  Сад / Огород  Эзотерика  Кулинария  Рукоделие  История  Научно-документальные  Научно-технические  Другие
  • ЖУРНАЛЫ
  •  Автомобильные  Бизнес  Военные  Детские  Здоровье/ Красота/ Мода  Компьютерные  Кулинария  Моделирование  Научно-популярные  Ремонт / Дизайн  Рукоделие  Садоводство  Технические  Фото /Графика  Разные
  • ВИДЕОУРОКИ
  •  Компьютерные видеокурсы  Строительство / Ремонт  Домашний очаг / Хобби  Здоровье / Спорт  Обучение детей  Другое видео
     
    Подписка RSS

    RSSАУДИОКНИГА

    RSSКНИГИ

    RSSЖУРНАЛЫ

     
     
    А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я  
    Читать книгу

    Скачать Читать Марина Крамер. Алекс, или Девушки любят негодяев онлайн

    27-04-2011 просмотров: 3975

        

    Читать  Марина Крамер. Алекс, или Девушки любят негодяевЧитать Марина Крамер. Алекс, или Девушки любят негодяев

    Часть 1

    – Ты знаешь, что такое кровная месть?
    – Нет. У нас это не принято.
    – А у нас – принято. Эта женщина убила моего брата. Она и меня убила – своими писульками. Давно убила, не вчера...
    – Ты уверен? Никто не смог подтвердить, что она причастна.
    – Артур не мог утонуть. Это она – и ее любовник.
    – Тогда почему она до сих пор жива?
    – Потому что так нужно.
    Черноволосый мужчина сощурил глаза и сжал в кулак правую руку. На безымянном пальце блеснуло кольцо. Собеседник явно удивился. Перехватив этот взгляд, тот, кого называли Костей, чуть скривил в ухмылке тонкие губы:
    – Что смотришь? Да, обручальное. Не думал, что так случится в жизни. Люблю ее, суку, до пелены в глазах. Три раза пытался убить – нет, не могу. Все понимаю – долг, семья, месть – а не могу.
    Его собеседник только пожал плечами – ему было не совсем понятно, как такое может произойти и как можно простить то, что сделала эта женщина. Любить – после предательства? И какой же должна быть женщина, чтобы уважаемый человек был готов переступить через законы своего рода?
    – Ты меня удивляешь, Костя джан. Серьезный, солидный человек – и тебя баба за нос водит?
    Костя грозно посмотрел на него и встал:
    – Не твоего ума дело. Она моя жена. И я верну ее, клянусь честью. Но сперва все припомню. Недолго осталось. Знаешь, что самое сладкое в мести? Увидеть испуг в глазах, предсмертный животный ужас – и оставить жить.

    * * *

    «Чертовы девки. Когда я научусь не обращать на них внимания? Когда перестану бросать все и ехать лететь бежать им на помощь, сломя голову?»
    Дорога в Прованс навевала тоску. Нет, виной тому не пейзажи, не погода – с этим как раз все обстояло отлично. Причина была проста и обыденна – женщины. Две женщины, которых он любил.
    Так сложилось, что сидевший в вагоне поезда мужчина имел отвратительную привычку выбирать объектом вожделения женщин с тяжелым характером, непростой судьбой и зачастую далекой от модельных стандартов внешностью. А сейчас их было сразу две. Одна – бывшая жена, с которой Алекс – так его звали – не жил уже много лет, но при этом умудрялся постоянно быть в курсе всего происходившего в ее жизни. Вторая... вот тут сложнее. Эта девица не желала подчиняться никаким правилам, не собиралась прислушиваться к чьему бы то ни было мнению, и вообще оказалась слишком неправильной. Что, разумеется, только подстегнуло интерес Алекса. Да и сошлось все как нельзя удачно – они подруги. Хотя, разумеется, именно это вносило определенную сложность.
    Алекс поправил тонкий черно белый клетчатый шарф, с которым практически не расставался, сделав его частью своего весьма неоднозначного облика, чуть пошевелился, меняя позу, и взял со столика газету. На последней полосе красовалась фотография молодой женщины, сидевшей в плетеном кресле на просторной террасе загородного дома, и краткая заметка о новом романе Мэри Кавалье. Мадам Кавалье, как следовало из сухих строчек, осчастливила читающую детективные романы общественность новой душераздирающей историей о некоем Алексе – киллере и вообще мистическом персонаже. В некоторых описаниях вполне отчетливо угадывался он сам...
    – Чертова безмозглая девка, – пробурчал Алекс вполголоса, раздраженно отбрасывая газету. – Нужно выйти на ближайшей станции и посмотреть в лавке – вдруг уже можно купить.
    Ровно через полчаса, размяв ноги на перроне небольшой станции тихого предгорного городка, он вошел в лавку, торговавшую всякой всячиной, необходимой в поездках, и в том числе книгами в мягкой обложке. Имя Мэри моментально привлекло его взгляд – да и выделенно было будто специально кроваво красным на черно белом фоне. Усмехнувшись, Алекс взял книгу.
    – Интересуетесь, мсье? – моментально возникла за его спиной молодая полная девушка в фирменном фартуке накидке. – Это очень хорошая книга, я читала все, что мадам Кавалье писала раньше. Так могу сказать ответственно, мсье, – вы не пожалеете.
    – Не сомневаюсь, – иронично хмыкнул Алекс и полез в карман. – Давно не отдавал за пачку бумажек почти двадцать евро, – он протянул деньги девушке, не слушая, как та смущенно пробормотала что то о высокой стоимости аренды, а про себя подумал, что Мэри, должно быть, получила бы неплохой гонорар, если бы владелец издательства не растаял в неизвестном направлении.
    Хитрый жук перепродал права своему приятелю и очень здорово надул всех, кто сотрудничал с ним. В том числе и Мэри, которая рассчитывала на эти деньги иметь возможность прооперировать ногу, покалеченную в автомобильной аварии.
    Вернувшись на свое место в вагоне, Алекс углубился в чтение, с удивлением отмечая, что девчонка сумела с первых страниц сделать нечто такое, что заставляло дочитать книгу до конца. Вот только главный герой... очень он смущал его, очень.

    * * *

    Она всегда отвратительно чувствовала себя с похмелья, что и неудивительно.
    «Я безмозглая идиотка. Ну зачем вчера так напилась, скажите мне? И ведь винить некого – Марго честно пыталась прекратить безобразие, но тщетно. Когда Марго удавалось справиться со мной? Да никогда».
    Она привычным жестом протягивает руку и берет костыли. После операции бывшая танцовщица Мария Лащенко смогла встать на ноги, однако ходить без подпорок пока так и не научилась. Левая нога слишком пострадала, и даже кудесник хирург из Франции ничего не смог с этим поделать. Опираться на ногу возможно, но боли... Да, главное – вот эти ужасные боли, от которых Мария буквально лезет по ночам на стену. Собственно, и алкоголь – поэтому.
    Она ковыляет к большому комоду, заменяющему ей туалетный столик. Оглядев в зеркале бледное лицо с огромными черными тенями вокруг глаз, скептически хмыкает – хороша, ничего не скажешь...
    – Ты проснулась? – В дверях появляется лохматая спросонья голова Марго. Лицо чуть опухшее со сна, в руке – надкушенное яблоко.
    – Проснулась.
    – Что – головка бо бо? – ехидно интересуется та, входя и заваливаясь на кровать.
    – Отстань, а?
    – Мэри, – Марго переворачивается на живот и, откусив от яблока, смотрит на подругу серьезно и чуть озабоченно. – Дорогая, мне очень не нравится тенденция...
    Мэри разворачивается так, чтобы не видеть в зеркале укоризненного взгляда подруги и не чувствовать себя виноватой. Берет расческу, начинает раздирать спутанные волосы, и у Марго сдают нервы – она кидает яблоко на кровать, встает и отнимает расческу:
    – Что ж ты делаешь то?
    Она сама осторожно водит по рыжим волосам, аккуратно разбирает прядь за прядью.
    – Мэри, а ведь у тебя волосы седые появились...
    – Да и черт с ними...
    Марго решительно разворачивает совершенно безучастную Мэри к себе, наклоняется и шипит в самое лицо:
    – Так, хватит! Что случилось вчера?
    «Ну, как я скажу, что случилось? Никак...»
    С того самого дня, как две русские живут в Провансе, у Мэри регулярно что то случается. Постоянно – будто по календарю. Вчера ей вдруг позвонил Алекс. Потерявшийся почти на три месяца. Позвонил ей – а не Марго, и теперь Мэри должна сообщить подруге о звонке, но не сделает этого ни за что. Вчера она сказала ему много лишнего – и он тоже вспылил. И ударил ниже пояса – в буквальном смысле. Так и заявил: «Скажи спасибо своим костылям – я не опущусь до того, чтобы приехать и дать тебе пару пощечин. Тебя и так жизнь ударила».
    Собственно, Мэри не особенно расстроилась – жизнь за год после катастрофы преподносила еще кучу сюрпризов. Слова Алекса не ранили. Но зачем Марго это знать?
    – Марго... клянусь – ничего. Я работала почти до трех, потом легла...
    – Ну, конечно! А перед этим ухитрилась достать из шкафа бутылку коньяка?
    – Да ты ж видела!
    – Видела, – согласно кивает Марго. – Но с сегодняшнего дня больше не буду видеть.
    Мэри опустила глаза – значит, с сегодняшнего дня ей уже не удастся убедить Марго в том, что в состоянии «подшофе» эффективнее пишется...
    За этот год с небольшим Марго сумела заменить Мэри все и всех – няньку, массажистку, врача, секретаря и агента одновременно. Если бы не Марго, никто больше не услышал бы о Мэри Кавалье, а с ее помощью она продолжала писать и издаваться. Правда, теперь во Франции.
    А Марго меж тем доводит до финала гневную тираду, попутно заканчивая возиться с волосами подруги:
    – И вообще. Ты в четверг ложишься в больницу, нужно закончить рукопись – а ты пьешь.
    – Марго! Хватит! Я не буду дописывать эту книгу, сто раз говорила.
    – Будешь.
    Вот так – будешь, и все, спорить бесполезно. Но не в этом случае. Этот роман Мэри ни за что не хотела отдавать французам, просто Марго еще не была в курсе. Визит в больницу – последний, контрольный, так сказать, а потом...
    Про «потом» Мэри думать боялась и не хотела. Марго настояла на их отъезде из Прованса назад, в Россию. И дом уже им не принадлежит – она продала его через то агентство, где работала сама, договорившись с новым владельцем об отсрочке переезда. Владелец, еще молодой худощавый француз по имени Люка, тихо помешанный на Японии, узнал в Мэри авторшу двух нашумевших во Франции детективных романов, залебезил и сообщил, что он не торопит, девушки могут жить здесь, сколько потребуется.
    Люка познакомил их со своей женой – миниатюрной Окини, самой настоящей японкой из Иокогамы. Супруги стали часто бывать в доме, развлекая почти прикованную к постели Мэри, и даже навещали ее в больнице после операции. Мэри же с удовольствием наблюдала за их отношениями, за тем, как они общаются, и со временем пришла к выводу – Люка любит не столько саму Окини, сколько ее происхождение и совершенно идеальную по японским меркам внешность. Категоричной и прямолинейной Мэри тяга европейца к экзотическому Востоку была понятна, но то, что Люка возводил это в догму и порой доводил до абсурда, слегка коробило. Марго же, напротив, искренне восхищалась смелостью француза – мол, не побоялся, ввел в аристократическую семью девушку иной веры и иной культуры. Мэри насмешливо выслушала мнение подруги, но в душе осталась верна себе – Люка ничем не отличается от остальных мужчин, желая иметь что то другое, чем у соседа, не то же самое, не автомобиль – так хоть жену. Многие мужчины в жизни Мэри свято соблюдали этот принцип.
    Окини и Мэри понравились друг другу сразу. Они общались на ломаном английском, однако понимали все на каком то другом, невербальном, уровне. И именно Окини стала прототипом одной из героинь нового романа Мэри.

    * * *

    Пока Мэри пыталась собрать в кучу путающиеся и разбегающиеся мысли в похмельной голове, Марго успела закончить ее утренний туалет и подать костыли. Надо отдать должное местному травматологу – операция помогла, а боли – всего лишь остаточные явления. Доктор заверил, что все пройдет.
    Огорчало Мэри только одно – она по прежнему не могла танцевать. Дело всей жизни осталось несбыточной мечтой, алыми парусами, которых ей, похоже, уже не суждено увидеть.
    И переезд...
    «Как все будет, на что мы станем жить? Еще хорошо, что в свое время я настояла, чтобы Марго не продавала свою квартиру, а сдала», – часто думала Мэри, страдая от бессонницы. Деньги жилец переводил на банковский счет, так что Марго теперь оказалась «невестой с приданым». И еще с каким – на ее руках висела практически не ходячая писательница, широко известная в узких кругах. Мало этого – проблем у писательницы было столько, что тем для романов хватит на всю жизнь. Собственно, из за ее проблем с мужем они с Марго и вынуждены менять солнечный уютный Прованс на холодную Москву. В общем, как и в первый раз, когда сменили Москву на Францию – из за того же Кости.
    – Мэри, как думаешь – если ты продолжишь писать книги, тебе придется менять имя? – Марго накрывала стол к завтраку, а Мэри вместо ответа засмотрелась на то, как она снует по кухне – высокая, в домашнем платье, с заколотыми кверху волосами. Если бы не Марго... – Мэри, ты почему молчишь? – Она поставила перед подругой чашку кофе и пепельницу и села напротив.
    – А? Я не думала об этом, Марго. Могу сделаться Лейлой Манукян – чем плохо имя? Мое, к тому же – по паспорту.
    – А зря. Надо думать. Если ты поменяешь имя, то потеряешь ту часть аудитории, которая помнит твой первый роман.
    – Да, а если не поменяю и останусь Кавалье, то потеряю, скорее всего, голову, – усмехнулась Мэри, делая глоток кофе. – Ты ведь знаешь, что Косте известен мой псевдоним.
    Костя Кавалерьянц – вот откуда литературный псевдоним – до сих пор числился ее законным мужем. Что, однако, не помешало ему несколько раз попытаться отправить жену на тот свет.
    И только присутствие в ее жизни Алекса помогло выжить.
    «Алекс... да...», – с глухой тоской подумала Мэри, откинувшись на спинку стула.
    Она до сих пор не понимала до конца, кто он. Бывший муж Марго. Опаснейший тип. И все же – человек, в которого Мэри влюбилась до беспамятства... Он возникал в ее жизни и в жизни Марго только когда нужна была его помощь, когда надеяться больше не на что и не на кого. Между собой подруги порой звали его Призрак Алекс либо просто Господин Призрак. Этакий красавчик мрачный герой с почти модельной внешностью, идеальными манерами и волчьей хваткой, что в комплексе делало его отталкивающим и притягательным одновременно.
    Алекс...
    «Надо же – мне до сих пор больно. Я оттолкнула его сама, а больно мне. Парадокс».
    Марго все еще периодически возмущалась странным поведением Мэри, но та была твердо уверена в правильности решения. Дело в том, что Марго и Алекс... эти двое мало того, что были близки раньше – близки до сих пор, как бы ни старалась Марго убедить подругу в обратном. Это уже даже не сексуальная связь, а что то больше, выше. И Мэри не могла, не имела права порвать ее. Как не могла объяснить причину Марго.

    * * *

    ...Мэри вернулась с очередного осмотра и обнаружила в палате растерянную и взволнованную подругу. Она сидела на стуле у окна и теребила в руках легкий шарфик – конец июля выдался небывало жарким, и на ней был брючный костюм из тонкого шифона, а шарфик служил вместо шляпки.
    – Что то случилось? – спросила Мэри, усаживаясь на кровать и прислоняя к стенке костыли.
    – Понимаешь. Мэри... – начала та, все отчаяннее дергая шарф. – Понимаешь... мне позвонили утром из полицейского департамента и предложили дать показания по делу «Ле бук компани»...
    «Ле бук компани» – так называлось издательство, выпустившее две книги Мэри. Но при чем тут показания, какие, о чем, она, выбитая из равновесия, никак не могла взять в толк.
    – Не понимаю... – Она закурила, включив вытяжку над кроватью.
    – Мэри, они кинули не только тебя – всех своих авторов, понимаешь? Это около двух десятков человек...
    – Погоди, Марго. Что значит «кинули»? Мне выплатили все, ты ж сама считала, – Мэри замерла с недонесенной до губ сигаретой.
    Марго тяжело вздохнула:
    – И вот тут то начинается самое интересное, Мэрик. Они ничеготебе не платили. Ни франка. Понимаешь?
    Это заявление привело девушку в полное замешательство. Что значит – «ни франка», когда денег на счету оказалось ровно столько, сколько получилось? И их как раз хватило на операцию, которую Мэри откладывала несколько раз из за невозможности оплатить лечение. Они с Марго тогда так обрадовались...
    – Не понимаю. Совершенно не понимаю, Марго! Откуда тогда взялись эти деньги, а?
    Они пару минут молчали, глядя друг на друга, а потом дуэтом выдохнули:
    – Алекс!!!
    – Вот сволочь, – в сердцах бросила Мэри, глубоко затягиваясь сигаретным дымом и выпуская его через нос. – Вот же сволочь – все таки уел меня!
    – Погоди, не ругайся, – попросила Марго, сразу заронив подозрение, что и она замешана в афере. Хотя... уж больно искренне недоумевала в начале, так врать и притворяться прямодушная и открытая подруга просто не умела. – Ведь мы все таки сделали то, что хотели – прооперировали тебя, так что...
    – Да ничего! Ничего, Марго! – рявкнула Мэри. – Я не могу зависеть от него, понимаешь?! Это самое страшное из всего, что я только могла себе представить – вот эти его деньги! Где, как он узнал номер счета?
    – Мэри, ты забываешь... когда ему надо, он может добыть любую информацию, так что твой вопрос наивен...
    Мэри в отчаянии стукнула кулаками по постели.
    – Ну кто просил, кто позволил лезть в мою жизнь – в мою, даже не в твою?!
    Марго успокаивающе взяла ее за руку, но Мэри просто кипела от гнева. Больше всего в жизни она не любила быть зависимой. Именно от этой зависимости пыталась избавиться все годы брака, именно от нее бежала из Испании. И теперь, когда, как ей казалось, все уже закончилось, возникает этот чертов Алекс со своими деньгами! Да еще как – обманом! Потому что прекрасно знал – по другому не выйдет. Они ведь обсуждали эту тему, и Мэри вполне однозначно выразила свое отношение к вопросу. Ей даже показалось, что он понял...
    – Что мне теперь делать? – угрюмо спросила Мэри, прижавшись к присевшей на край кровати Марго.
    – А что тут поделаешь? Ничего. Поправляйся и живи.
    – Нет, как, все таки, у тебя все просто, Марго! – снова вышла из себя девушка, не понимая, как может подруга вот так запросто рассуждать о вещах, казавшихся Мэри важными.
    – А что такое то? – спокойно отозвалась Марго, думая, как Мэри показалось, о чем то постороннем.
    – Ты не понимаешь, да?! Не понимаешь?!
    – Не кричи, – Марго поморщилась. – Понимаю. Но теперь уже ничего не поделаешь. Надеюсь, ты не собираешься снова сломать себе ногу?
    – Зачем?
    – Ну как? Чтобы потом оперировать ее на свои деньги. А это будет как бы месть Алексу.
    Мэри захохотала. Умела Марго иной раз сказать...

    * * *

    Разумеется, абсурд был бы неполным, если бы не появился, так сказать, герой романа. Куда без него...
    Он ворвался в больничную палату и с размаху швырнул на кровать книгу. Едва успев увернуться, девушка взяла ее в руки и с удивлением обнаружила, что это ее второй роман, вышедший во Франции.
    – Твоих рук дело, Мэ ри?!
    – Допустим.
    – Дура! Хоть бы имя поменяла!
    – Чье?
    – Что – чье? – слегка остыл Алекс.
    – Имя, спрашиваю, чье я должна поменять? Свое?
    – Да при чем тут ты?! Зачем ты назвала героя моим именем?
    – А у тебя эксклюзивное право на него? Не знала. Что тогда делают миллионы Алексов во всем мире? Платят тебе проценты за использование?
    Как ни был зол Алекс, но даже он не выдержал и рассмеялся, сбавив тон:
    – Мэ ри, ты невыносима.
    – А что? Разве я не права?
    – Права. Но тебе следовало быть осторожнее.
    – Осторожнее?
    – Прекрати задавать мне вопросы! – снова вышел из себя Господин Призрак.
    – А ты прекрати орать. Я не сделала ничего, что могло бы навредить тебе.
    – Да ты себе навредила, глупая девка!
    Мэри закрыла глаза и тяжело вздохнула. «О Господи... Ну чего еще ему от меня надо, а? Почему он не исчез, хотя обещал? Мы так спокойно жили эти три месяца, что я даже порой задумывалась – а был ли этот самый Алекс? Или это у нас с Марго просто случился общий психоз на фоне всех событий?»
    И вот он снова объявляется, снова орет, претензии какие то предъявляет... И тут вдруг ее посетила весьма неприятная мысль.
    – Послушай, Алекс. А ведь я четко сказала – мне не нужны твои деньги.
    – Ты о чем? – Он сел на подоконник, приоткрыл окно и закурил.
    – А ты не знаешь?
    – Знаю.
    – Тогда зачем переспрашиваешь?
    Он курил и разглядывал девушку в упор. Ей вдруг стало слегка не по себе от этого взгляда, захотелось спрятаться под одеяло с головой и дождаться его ухода в такой позе. Он все такой же, ничего не меняется – ни привычка носить только черное и белое, ни тон – тихий и повелительный, ни манера смотреть, чуть прищурив глаз. Он – все тот же. Только вот Мэри – другая... И это, она чувствовала, его бесит.
    – Знаешь, Мэ ри... Я вот смотрю на тебя и понимаю, что никого в своей жизни я не хотел убить с такой силой, как тебя. Никого.
    – Ух ты... Это чем же я тебе так насолила, а?
    – Ты сама прекрасно знаешь ответ. Не кокетничай. Тебе просто нравится сознавать, что ты меня обыграла. Это, поверь, не так. Ты думаешь, что сильная, что упорная, что смогла заставить меня отступить? Ошибаешься.
    Он бросил окурок в пепельницу и закрыл окно, из которого тянуло в палату невыносимым зноем. Мэри молчала. Он ухитрился каким то образом проникнуть в ее мысли, не иначе – потому что как раз этими словами она и думала о себе и о нем. Да, она была горда тем, что не уступила, не поддалась, не подчинилась. Пусть это причиняло невыносимую порой боль – но зато она осталась честна по отношению к Марго.
    – Ты мазохистка, Мэ ри. Ты причиняешь боль себе – и от этого получаешь удовольствие. А ведь все могло быть куда проще.
    – Не люблю простых решений.
    – Я это понял, – усмехнулся Алекс. – Хорошо, Мэ ри, будем играть сложно.
    – Да не будем мы играть – ни просто, ни сложно, и вообще никак. Ты мне не нужен.
    – Ты, как всегда, врешь. Но я переживу. Ты сама поймешь со временем, как и насколько я нужен тебе.
    – Твоя самоуверенность зашкаливает за все мыслимые пределы, Алекс. Не бывает неотразимых мужчин.
    – Как не бывает и недоступных женщин, Мэ ри, – отпарировал он.
    Один один... Мэри умела признавать поражение.
    – Но запомни – твои деньги я тебе верну, чего бы мне это ни стоило.
    Он насмешливо оглядел девушку и изрек:
    – Да? Для этого тебе придется... даже не знаю... ты сейчас мало на что годишься.
    – Не волнуйся. Что нибудь придумаю.
    – О, не сомневаюсь. Ты большая... как это... придумщица, вот, – он по прежнему с трудом подбирает русские слова, особенно – экспрессивные словечки. Идеально образованный англичанин с армянскими корнями...
    – Выдумщица, – машинально поправила Мэри, уже думая о том, каким образом будет выполнять свое обещание.
    Мэри больше не смотрела в его сторону, отвернулась к стене и закрыла глаза. Прислушавшись к себе, поняла – больно. Его присутствие что то всколыхнуло в ней, как и слова. Зачем он здесь, для чего?
    Алекс все не уходил, сидел на подоконнике и постукивал пальцами по переплету рамы. Этот стук раздражал Мэри, сбивал, но она молчала. Ей не хотелось, чтобы он уходил – и не хотелось, чтобы оставался. Противоречие разрывало, и девушка не выдержала, села, откинув одеяло, и попросила:
    – Ты не мог бы уйти? Я хочу отдохнуть.
    – Отдыхай, я не требую, чтобы ты со мной общалась, – сообщил он, перебираясь с подоконника в кресло и закидывая ногу на ногу. Щиколоткой на колено – как всегда.
    Мэри разозлилась – выходило, что Алекс собирался задержаться надолго. Ей же это было совершенно ни к чему. Она не хотела, не могла его видеть.
    – Тебе случайно никуда не пора?
    – Нет, – подтвердил он, улыбаясь. – Я свободен столько, сколько захочу.
    – А я обязана разделить с тобой твое свободное время?
    – Мэ ри, не зли меня.
    – Даже в мыслях не было.
    И тут в палату вошла Марго. Вошла и застыла на пороге, едва не выронив из рук букет мелких кустовых розочек. Так и прилипла к стене – рослая, с рассыпанными по плечам густыми каштановыми волосами, с растерянным выражением распахнутых зеленых глаз.
    – Привет, Марго, – совершенно спокойно произнес Алекс, словно они расстались только вчера – и друзьями.
    – Ты... как ты тут оказался? – еле выговорила она, крепче прижимаясь к стене.
    – Обыкновенно. Приехал.
    Марго вдруг заплакала, съехав на пол и закрыв руками лицо. У Мэри возникло желание взять костыль и запустить им в Алекса – слез Марго она не выносила совершенно.
    Алекс же молчал, продолжая сидеть и наблюдать за происходящим. Казалось, он получает удовольствие от чужих страданий, коллекционирует их, накалывает, как бабочек на булавку...
    Мэри с трудом поднялась, взяла костыль и доковыляла до рыдающей на полу Марго.
    – Вставай, хватит.
    Она не ответила, только помотала головой, и Мэри разозлилась:
    – Марго! Хватит, я сказала! Я понимаю – ты очень любишь быть несчастной, но не делай кое кого счастливым! Нельзя позволять кому то упиваться твоим несчастьем.
    – Погодите, мадам психолог, я запишу ваши слова, а то забуду, – насмешливо прокомментировал Алекс, и Мэри, с трудом развернувшись к нему, тихо сказала:
    – Вон! Вон отсюда! – точно так же, как много лет назад выставила из своей жизни Максима Нестерова, человека, которого любила и с которым жила несколько лет.
    Однако если Нестеров почти безропотно ушел, то Господин Призрак сдаваться не собирался. Он просто не мог позволить себе уступить, и кому – женщине! Его, как он считал, женщине...
    – Ты забываешься, Мэ ри, – процедил он, и она сразу увидела плотно сжатые челюсти и опасно сверкнувшие глаза. Однако ее понесло, и остановиться она уже не могла, должна была высказать ему все, что накопилось за эти годы.
    – Что ты строишь из себя?! Кто ты такой?! Ты чертов наркоман, который, к своему счастью, пока еще может себя контролировать – вот и все! Ты аферист и проходимец, Алекс – и больше никто! Хватит, пудрить мозги себе и Марго, я больше не позволю!
    Он по прежнему насмешливо смотрел на худую высокую девушку, опиравшуюся на костыли, но от этого не перестававшую будоражить его, дождался конца гневной речи, спокойно встал, налил в стакан воды и, подойдя ближе, выплеснул ее в лицо Мэри:
    – Остынь, сгоришь.
    Та задохнулась от злости и унижения, вспыхнула и замолчала. Алекс так же спокойно взял полотенце с кровати, вытер ей лицо и, задрав голову за подбородок, проговорил так, чтобы не слышала переставшая плакать Марго:
    – В следующий раз я тебя убью.
    Это была его последняя фраза в этом акте пьесы – он развернулся и быстро вышел из палаты, оставив только едва ощутимый аромат туалетной воды.
    Мэри опустилась на кровать и потрогала руками щеки – они горели, как от пощечин. Марго переместилась к ней, вытерла заплаканное лицо полотенцем и зашептала, обхватив подругу руками:
    – Господи, Мэри, ну зачем, зачем ты его дразнишь? Он ведь на самом деле может сделать что угодно...
    – Так, Марго, все, хватит! – решительно сказала Мэри, разворачиваясь в ее руках и глядя в глаза. – Больше я не желаю слышать ни о каких призраках, Алексах и прочей ерунде. Все – слышишь?
    – Да, Мэри... как скажешь...

    * * *

    Переезд она старалась не вспоминать – недельный кошмар с документами, деньгами и прочей ерундой. Марго проявила чудеса выдержки и стойкости, а Мэри превратилась в буйнопомешаную горлопанку, оравшую по поводу и без. Как терпела эти выходки Марго – загадка. Но, в конце концов, они оказались в квартире в Москве, и хозяйственная Марго тут же кинулась наводить порядок и стирать следы пребывания квартирантов. Мэри же без сил пролежала двое суток на диване, вяло наблюдая за происходившим. Нога, к счастью, практически не болела, но ходить без опоры девушка пока не могла. Нужно было думать, как зарабатывать, чем, и, главное, где взять сразу ту сумму, что Мэри намеревалась вернуть Алексу.
    Новый роман был закончен, но смысла нести его в издательство Мэри не видела. Кто она здесь? Автор одного случайного романа, который уже вряд ли кто то помнит? Французская писательница? Начинать все заново? Не факт, что получится... Лейла Манукян – вот кто она теперь, и это имя ровным счетом ничего ни для кого не значит.
    Осознание повергало Мэри в еще более глубокую депрессию. Хорошо еще, что нога совершенно перестала болеть, словно по волшебству. Девушка совершенно забыла, что такое вскидываться ночью в постели от хватающей, казалось, за сердце боли. Она снова начала ходить, пусть и с опорой. Однако мысль о необходимости зарабатывать по прежнему не давала ей покоя.
    Марго тоже пребывала в депрессии. Ее никуда не брали. Специалисты по пиару, да еще с таким сроком без работы, никому нужны не были. В квартире поселилось уныние...

    * * *

    Алекс сидел в небольшом кафе на окраине Цюриха и рассеянно рассматривал посетителей. День, их не так много – забежавшие перекусить студентки, пара неопределенного вида юнцов с давно немытыми волосами, пожилой мужчина с утренней газетой. Ничего интересного. Хозяйка сама принесла ему кофе, и Алекс приветливо улыбнулся:
    – Спасибо, Марта.
    – Наслаждайтесь, – пропела румяная толстуха и поплыла к себе за стойку, чуть покачивая круглыми бедрами.
    Он только усмехнулся – все женщины одинаковы. Пара слов, интимная улыбка, побольше загадки во взгляде – и все, бери их готовыми. Так было всегда, сколько он себя помнил. И только однажды не сработало. Вернее, сработало – но принесло совершенно непредсказуемый результат.
    Мэри. Мэ ри, рыжая сучка, подруга Марго. Его Марго, которую Алекс знал еще ребенком. Марго оказалась единственной женщиной, которую он так и не смог оставить, бросить. Он периодически возвращался в ее жизнь, играя роль этакого ангела хранителя. Защищал, утешал, жалел, помогал. И не переставал лелеять надежду, что она одумается и вернется. Тогда – зачем Мэри, к чему? Захотелось. Да, захотелось переиграть эту настырную девку, сумевшую преодолеть его власть и отказать ему. Ему! Это было как пощечина, как плевок – кому скажи, так засмеют. Алекс не справился с девчонкой, которая последние полтора года даже ходить сама не может. Курам на смех – так, кажется, говорят русские?
    Он чуть улыбнулся, вспомнив, как они с Марго, тогда еще совсем девчонкой, учили друг друга языку. Он откровенно забавлялся – как с игрушкой, но уже в то время понимал, что не может отпустить ее, не может дать уйти. Ну и что, что совсем молодая.
    Потом он исчез. Вынужден был исчезнуть – иначе ему пришлось бы... да, страшно подумать, но пришлось бы убить Марго – самому, своими руками, чтобы это не сделал кто то другой. Вот к чему приводит женское любопытство – один раз залезла туда, куда не следовало, и вся жизнь пошла наперекосяк, причем у обоих. Алекс нашел, как ему казалось, самый простой и безопасный выход – исчез. А когда вернулся, Марго уже была чужая. Мало того – замужем. Когда Алекс впервые увидел ее мужа, его разобрал смех – бедная девочка, это ж какой надо быть одинокой, чтобы выскочить... за это. Как его звали, Алекс и до сих пор припоминал с трудом – настолько незначительным казался ему избранник Марго.
    – Уходи от него, – буднично велел он однажды. – Уходи – все будет как прежде, даже лучше. Ты мне нужна, – и поразился ее реакции:
    – А ты мне уже нет.
    Это было как ледяная струя воды на морозе – Марго сказала «нет».
    «Ах, так?!» – В голове что то взорвалось, видимо, кровь все таки вскипела, никакое английское хваленое воспитание не в состоянии удержать человека с южными корнями. Алекс сумел собраться, уехал, женился на соседке, давно и почти безнадежно влюбленной в него. Старался как можно реже бывать дома – брал «заказы» даже по мелочи, ликвидировал каких то русских парней в синих татуировках, отлавливая их по всему свету, каких то мелких политиков там, в России, но ни разу не позвонил Марго – пусть живет, как хочет, строптивая девчонка. Мадлен – жена – ждала ребенка, но и это не заставляло Алекса бывать дома чаще. И вдруг...
    Голос Марго в телефонной трубке был таким родным и таким нежным, что воспоминания заставили зажмуриться. Какой же голос, какие нотки, как тепло на душе...
    – Алекс... прости меня, я все обдумала. Если ты хочешь, мы можем попробовать снова... Я больше не хочу жить с Ромой, я не люблю его. Я всегда любила только тебя и всегда была только твоей.
    Слова звучали музыкой. Он готов был немедленно лететь туда, в Москву, хватать Марго в охапку и везти к себе. Стоп. Куда – к себе? А Мадлен? А ребенок? Черт...
    С этой минуты, с этого телефонного звонка в его жизни все снова поменялось. Зачем ему белокурая, совершенно неинтересная Мадлен – когда есть Марго? Но ребенок...
    Возвращаться домой с каждым разом становилось вся тяжелее. Глаза Мадлен, ее взгляд, забота начали тяготить. Однажды он решился на разговор, предложил развестись. Истерика и едва не случившийся за ней выкидыш убедили его больше не касаться этой темы. Впервые Алекс почувствовал себя загнанным в угол, беспомощным и совершенно не видящим просвета. Поездки и отлучки стали чаще. В основном – в Москву, к Марго.
    Они проводили вместе все время, словно боялись расстаться хоть на секунду. Она действительно ушла от никчемного Ромы и жила у подруги – идти к матери даже в такой ситуации Марго не хотела. Алекс чувствовал себя намного лучше, оказываясь рядом с бывшей женой. Она уже была выше этого идиотского статуса, она превратилась в нечто иное, и терять ее Алекс не хотел и безумно боялся.
    – Мы снова поженимся, Марго, – не раз говорил он, обнимая ее, и девушка счастливо кивала, соглашаясь.
    И только одно постоянно глодало Алекса изнутри – мысль о Мадлен. Даже не столько о Мадлен, сколько о будущем ребенке.
    Потом он много раз думал о том, что, наверное, можно было поговорить с Марго, и она поняла бы, но в тот момент он видел ее счастливое лицо и распахнутые глаза и просто не мог заставить себя причинить ей боль. Наверное, впервые смалодушничал, испугался...
    Марго провожала его в аэропорт, они стояли в каком то закутке и беззастенчиво целовались.
    – Я приеду, – твердил Алекс, отрываясь от ее губ. – Ты только меня дождись, Марго, и я обязательно приеду. Совсем скоро. Я заберу тебя к себе – ну ее к черту, вашу страну. Ты ведь поедешь, Марго?
    – Конечно. Как ты можешь спрашивать, ты ведь знаешь – мне все равно, где – лишь бы с тобой.
    Словом, расставание было то еще.
    В самолете Алекс никак не мог ни уснуть, ни сосредоточиться на чтении газеты, то и дело ловил себя на том, что мучительно ищет выход, способ разойтись с Мадлен миром. Он был согласен на любые ее условия. Но, увы, Мадлен не было нужно ничего, кроме него самого.
    Домой он попал только через трое суток, проведя их в кокаиновом угаре в притоне своего приятеля Густава. После очередной «дорожки» становилось легче, стены, давящие на него и постепенно сходящиеся все ближе, не оставляя воздуха, начинали медленно раздвигаться, комната заполнялась светом и солнцем. Алекс открывал глаза, с трудом поднимая тяжелые веки, и видел перед собой только Марго – молодую, красивую, с длинными каштановыми волосами.
    – Марго... – бормотал он, протягивая руки, но она вдруг исчезала, и вместо нее появлялось размалеванное вульгарное лицо очередной девки, присланной Густавом.
    Только через три дня Алекс заставил себя встать под ледяной душ, выпил три чашки крепкого кофе, расплатился и поехал к себе.
    Мадлен поливала цветы, стоя на невысокой скамеечке. Алекс вошел как раз в тот момент, когда она, привстав на цыпочки, пыталась дотянуться носиком лейки до ящика с фиалками над окном. Потом он долгое время не мог объяснить себе того, что сделал, не понимал, как так вышло. Нога сама потянулась к короткой толстой ножке скамейки и, поддев, дернула к себе. Мадлен упала на живот, выронив лейку, и зашлась криком, а он стоял и смотрел, как она корчится на полу у его ног.
    Бригада медиков долго пыталась спасти недоношенного восьмимесячного ребенка, но тщетно. Состояние самой Мадлен тоже было далеко от стабильного, но Алекс уже не интересовался этим. Он вышел из больницы, дошел до первой же скамьи в сквере и позвонил в Москву.
    Марго долго не отвечала, и забеспокоившийся было Алекс догадался взглянуть на часы – она просто спала. Но вот послышался ее сонный голос:
    – Алекс? Что то случилось?
    – Ничего, любимая. Все в порядке. Я прилечу сегодня вечером, как только улажу здешние проблемы.
    – Какие проблемы, дорогой? – Безмятежный тон и совсем простой вопрос Марго расслабили его, и Алекс потерял осторожность:
    – Мне нужно решить насчет жены... бывшей жены, и похоронить ребенка.
    – Кого?! – в ужасе выдохнула Марго, и тут только Алекс понял, что этой фразой погубил все.
    – Марго... все не так, как ты думаешь, ты просто не поняла... – Но она перебила, снова став чужой и отстраненной:
    – Я тебя слишком хорошо знаю. Больше не звони мне. Никогда, – и положила трубку.
    Он попробовал перезвонить, но тщетно – она выключила телефон. Алекса охватила злость – он из за нее, ради того, чтобы вернуть... а она... Но потом он взял себя в руки. В конце концов, что страшного? Ну, ушла, не захотела, испугалась – так пусть живет сама, как может.
    Наверное, с этого момента началась вся последующая тягомотина. Марго попадала в какие то бредовые ситуации, он бросал все и летел в Москву, считая себя обязанным помочь ей. Много лет...
    Потом Марго заболела, расплылась, стала плаксивой и капризной, но это побуждало Алекса еще внимательнее присматривать за ней. Никогда прежде он не знал такого чувства, как жалость – даже слова такого не знал, кажется. Любые проблемы Марго моментально становились его проблемами, и он из кожи вон лез, чтобы разрешить их. Когда она потеряла работу и едва не угодила сперва в тюрьму, а потом и вовсе на тот свет, он пытался убедить ее уехать, даже помочь деньгами, от которых Марго с возмущением отказалась. Но самой главной проблемой оказалась эта ее Мэри. Мэри, которую он увидел случайно на экране монитора, Мэри, к которой его потянуло так же, как в свое время потянуло к Марго.
    Кстати, к кокаину он снова вернулся как раз после знакомства с Мэри – их виртуальное общение напоминало психоделический бред, сюрреалистический фильм, где кадры идут не по порядку, а смонтированы как попало и зачастую вообще вверх ногами. Причина прояснилась позже, в разговоре с Марго – Мэри в то время тоже весьма плотно увлекалась белым порошком.
    Это было странное чувство – никого в жизни Алекс не хотел убить столь же сильно, как эту девицу, но и такого желания присвоить кого бы то ни было с таким же рвением он тоже раньше не испытывал. Кроме того, Мэри не была юной нимфеткой, к которым Алекс испытывал непреодолимую тягу – нет, взрослая женщина с каким то чересчур извращенным, по его понятиям, умом и очень уж развитой интуицией. Она моментально почувствовала, что от него лучше держаться на расстоянии – и свято придерживалась этого. Никакие уговоры, слова, обещания и признания не помогали сделать дистанцию хоть чуть чуть меньше. И это только подстегивало, разжигало интерес.
    – Мэ ри, Мэ ри, – пробормотал он, допивая кофе. – Ничего. Все будет иначе. Ты еще поймешь, что никто не нужен тебе так, как я.

    * * *

    Мэри машинально щелкала мышью, перескакивая с одного новостного портала на другой, когда вдруг на мониторе появилось лицо ее мужа Кости. Это оказалось настолько неожиданно, что девушка даже вскрикнула и отпрянула.
    – Черт тебя дери, так ведь и умереть можно, – пробормотала она, хватая сигарету и зажигалку. – Ну и что на этот раз?
    Она погрузилась в чтение. То, что узнала, повергло ее в еще больший шок. Кроме сообщения о подписании договора о сотрудничестве какой то испанской фирмы с одной из крупных российских компаний, обнаружились еще и две фотографии, на одной из которых Костя стоял в обнимку... с ней, Мэри. Девушка никак не могла вспомнить, кто и когда сделал снимок. Она изучала изображение буквально по миллиметру, бормоча под нос:
    – Елки, ну не помню я этого платья! И волос такой длины у меня никогда не было... неужели действительно сотрясение после аварии так проявляется – не помню каких то деталей... И туфли... я бы в жизни такие не купила – китч какой... Марго, так это ведь не я! – почти взвизгнула Мэри, забыв, что Марго нет дома, она на очередном собеседовании. – Это не я!
    Открытие поразило еще сильнее, чем слова о том, что «испанский бизнесмен Константин Кавалерьянц с женой Марией посетил Москву для подписания контракта» и что то еще на ту же тему.
    «Бизнесмен» Костя не убил ее после истории с книгой вовсе не потому, что жутко любил, нет. Какая любовь – когда Мэри выложила в незамысловатом детективе все, что знала о махинациях супруга и его брата, указав даже подлинные фамилии и имена чиновников городской мэрии, участвующих в карточной игре. Шулер высочайшего уровня, человек, обложивший в свое время данью почти весь довольно крупный сибирский город! Бизнесмен?! Он уехал в Испанию и, кстати, уволок с собой и Мэри, спасаясь от преследования со стороны высокопоставленного чиновника, проигравшего такую сумму бюджетных денег, что становилось страшно. Бизнесмен! Значит, сумел таки вывернуться, и деньги вложил, и фирму основал, и быстро вышел на международный уровень. И какую то девку выдает за нее, Марию...
    Мэри упала лицом на клавиатуру и заплакала. Ее ненависть к Косте вряд ли могла усилиться – ей просто некуда было расти и множиться, Мэри задыхалась от этого ощущения, от брезгливости, от невозможности исправить ситуацию.
    – Мэрик, ты почему ничего не ела? – донесся из кухни возмущенный голос Марго, и Мэри вздрогнула – увлеченная своими эмоциями, она даже не услышала, как вернулась подруга.
    – Тебя ждала. Ну, как дела? – повернувшись к двери, Мэри увидела расстроенное лицо и поняла – опять не взяли... – Ну, не страшно. Мы не умираем с голоду, все хорошо. Найдется же когда то среди этих идиотов нормальный человек, который оценит тебя по достоинству.
    Марго только обреченно махнула рукой и ушла к себе, устало шаркая комнатными тапочками.
    Мэри сделала закладку страницы, чтобы на досуге еще раз все рассмотреть и обдумать, и пошла в кухню разогревать обед.
    Она не сказала Марго ни слова о своей находке, не захотела расстраивать и без того удрученную неудачами с поиском работы подругу.

    * * *

    ...Он сидит за пианино, и звуки музыки окружают его, окутывают невидимым коконом, делая еще притягательнее. Его глаза полуприкрыты, пальцы взлетают и опускаются на клавиши, заставляя инструмент отдавать мелодию, рассеивать ее вокруг. Мэри не помнила ничего прекраснее этого – тех вечеров, что они провели вдвоем, в отсутствии Марго. Алекс играл на пианино, а Мэри сидела в кресле наискосок и уплывала. Как, почему она отказалась от этого? Зачем? Ради Марго? Но ведь Марго не с ним... И он – не с ней. Мэри понимала, что убила свою любовь совершенно напрасно.
    Она садилась в постели среди ночи и вытирала мокрые от слез глаза: «Что мы наделали, зачем? Он был прав – я поняла, насколько он нужен мне. Но нужен не для того, о чем говорил, совсем не для того. Скорее бы утро! Хотя – чего тянуть?»
    – Ты звонишь мне среди ночи, Мэ ри... – голос чуть глуховат спросонья, но недовольства не слышно. – Что это значит?
    – Алекс...
    Молчание. Долгое молчание, такое долгое, что у Мэри начинает болеть сердце. Щелчок зажигалки, снова пауза.
    – Говори.
    – Ты случайно не в Москве?
    – Длинное предисловие, Мэ ри. Давай к сути.
    – Алекс... мне нужно, чтобы ты приехал. Мне нужно увидеться с тобой, это важно.
    Короткий смешок, молчание, и потом:
    – Ты наконец то образумилась, Мэ ри?
    – Что? – Она растерялась, не ожидала такого вопроса, ведь не об этом совсем. – А... нет, мне нужно поговорить с тобой о другом.
    – Понятно. Хорошо. Завтра в восемь вечера.
    – Погоди! Я не хочу... – Мэри запнулась, не зная, как сказать ему, что не хочет делать Марго свидетельницей разговора.
    – Понял. Буду ждать тебя в кафе на углу.
    Отключив мобильник, Мэри вдруг почувствовала страшную усталость, как будто проделала утомительную работу. Руки тряслись, мышцы спины ныли, как после тяжелой тренировки – надо же, она еще помнила это ощущение... Ей вдруг пришло в голову, что ведь теперь, когда пора отказываться от костыля, можно попробовать потихоньку танцевать. А что – найти клуб поближе к дому, благо с этим в Москве проблем нет, и брать индивидуальные занятия. Да, так и следует сделать. Но, увы, пока на это просто нет денег...

    * * *

    Самым тяжелым оказалось соврать подруге. Мэри не хотела говорить ей о своей находке и о визите Алекса. Пришлось сочинить какую то чушь. К счастью, Марго неважно себя чувствовала, лежала в спальне и не вставала даже поесть. Пообещав зайти в аптеку и вернуться не поздно, Мэри, чуть прихрамывая, побрела к назначенному Алексом месту встречи.
    Алекс ждал ее за столиком в самом углу. Заметив девушку, он встал, с какой то непонятной и неуместной ухмылкой помог снять пальто и отодвинул стул:
    – Присаживайтесь, мадам. Коньяк?
    Мэри подняла на него глаза, и Алекс, наткнувшись на ее взгляд, как на иголку, сразу сменил шутовской тон на серьезный:
    – Прости. Что то случилось?
    – Случилось. Мне нужна твоя помощь...


    Скачай бесплатно и читай дальше:


    Скачать бесплатно Читать Марина Крамер. Алекс, или Девушки любят негодяев







    Не нашли нужную книгу? Воспользуйтесь поиском (сверху, правее).
    Просмотрите, вдруг Вы найдете похожую на Читать Марина Крамер. Алекс, или Девушки любят негодяев,
    или то, что так давно и долго искали:

    Джеймс Паттерсон. Мэри, Мэри

    Джеймс Паттерсон. Мэри, Мэри Голливуду не привыкать к громким преступлениям. Но на этот раз циничная "фабрика грез" содрогнулась от ужаса......

    Мэри Джо Патни. Не меньше чем леди

    Мэри Джо Патни. Не меньше чем леди Алекс Рэндалл, рано осиротев, рос в доме дядюшки, графа Давентри. Теперь он блестящий офицер, герой Наполеоновских...

    Марина Крамер. Дар великой любви, или Я не умею прощать

    Марина Крамер. Дар великой любви, или Я не умею прощать Мария Лащенко, она же Мэри Кавалье, профессиональная танцовщица и известная французская...

    Марина Крамер. Марго, или Люблю-ненавижу

    Марина Крамер. Марго, или Люблю-ненавижу С детства Маргариту преследуют страх, чувство незащищенности и роковые неудачи. Сначала жестокая деспотичная...

    Марина Крамер. Алекс, или Девушки любят негодяев

    Марина Крамер. Алекс, или Девушки любят негодяев Мария и Маргарита: две подруги, два характера, две судьбы. И один мужчина между ними - Алекс....



    Уважаемые посетители! Если Вам не удалось скачать Читать Марина Крамер. Алекс, или Девушки любят негодяев по причине нерабочих ссылок, просьба сообщить об этом нам. Стоит лишь указать автора и название произведения, и в самое кратчайшее время ссылки будут восстановлены.

    Понравилось у нас? Не забудьте занести нашу библиотеку в закладки, поделиться ссылкой понравившегося издания с другом
    или оставить ссылку на наш портал в блоге, на форуме. Самые последние новинки книжного рынка будут ждать Вас!
    Заходите к нам почаще.



     


       Комментарии (0)   Напечатать

    Отзывы о «Читать Марина Крамер. Алекс, или Девушки любят негодяев»:

     
    Добавление комментария
    Name:
    E-Mail:
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера

    Code:
    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить, если не виден код
    Enter code:

     
     
     
    Авторизация
    Логин:
    Пароль:
     
     
    Подписка о новинках на E-mail
     
    Подпишись
     
    Самые популярные

     
    Наш опрос
    Какой жанр литературы Вы предпочитаете?

    АУДИОКНИГА
    ДЕТСКАЯ
    ДЕТЕКТИВ
    ИСТОРИЧЕСКИЙ РОМАН
    ЖЕНСКИЙ РОМАН
    ПРИКЛЮЧЕНИЯ
    ПСИХОЛОГИЯ
    ПРОЗА
    ТРИЛЛЕР
    ФАНТАСТИКА
    ЮМОР
    БИЗНЕС
    ДОМ И СЕМЬЯ
    ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
    ЖУРНАЛЫ
    ЧИТАТЬ КНИГУ
     
    Статистика