Главная Регистрация Авторам Контакты RSS 2.0
   
 
 
Навигация
Главная Правила оформления Программы для чтения Помощь пользователю Обратная связь RSS новости
Ищем вместе Читать на сайте Популярные авторы *** Популярные серии По годам (NEW)
  • АУДИОКНИГА
  •  Audiobooks / e-Books  Для iPhone  Фантастика  Фэнтези  Детектив  Женский роман  Эротика  Проза  Приключения  Исторические  Психология  Непознанное  Образование  Бизнес  Детям  Юмор  Разное
  • КНИГИ
  • ДЕТСКАЯ
  •  Отечественная  Зарубежная
  • ДЕТЕКТИВ
  •  Отечественный  Зарубежный
  • ИСТОРИЧЕСКИЙ РОМАН
  •  Отечественный  Зарубежный
  • ЛЮБОВНЫЙ РОМАН
  •  Отечественный  Зарубежный
  • ПРИКЛЮЧЕНИЯ
  •  Отечественная  Зарубежная
  • ПРОЗА
  •  Отечественная  Зарубежная
  • ТРИЛЛЕР
  •  Отечественный  Зарубежный
  • ФАНТАСТИКА
  •  Отечественная  Зарубежная
  • ФЕНТЕЗИ
  •  Отечественная  Зарубежная
  • ЮМОР
  •  Отечественный  Зарубежный
  • ДРУГАЯ ЛИТЕРАТУРА
  •  Учебники/ Руководства  Бизнес / Менеджмент  Любовь / Дружба/ Секс  Человек / Психология  Здоровье/ Спорт  Дом / Семья  Сад / Огород  Эзотерика  Кулинария  Рукоделие  История  Научно-документальные  Научно-технические  Другие
  • ЖУРНАЛЫ
  •  Автомобильные  Бизнес  Военные  Детские  Здоровье/ Красота/ Мода  Компьютерные  Кулинария  Моделирование  Научно-популярные  Ремонт / Дизайн  Рукоделие  Садоводство  Технические  Фото /Графика  Разные
  • ВИДЕОУРОКИ
  •  Компьютерные видеокурсы  Строительство / Ремонт  Домашний очаг / Хобби  Здоровье / Спорт  Обучение детей  Другое видео
     
    Подписка RSS

    RSSАУДИОКНИГА

    RSSКНИГИ

    RSSЖУРНАЛЫ

     
     
    А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я  
    Читать книгу

    Скачать Читать Роберт Ферриньо. Молитва по ассасину онлайн

    02-07-2011 просмотров: 1883

        

    Читать Роберт Ферриньо. Молитва по ассасинуЧитать Роберт Ферриньо. Молитва по ассасину

    Пролог

    Странно было валяться посреди автостоянки возле разграбленного «Уол марта» с подвернутой под себя ногой и смотреть в небо. Раньше Джейсон часто заскакивал сюда за джинсами, новым диском или пачкой «Фростед флейкс». А теперь он здесь умирал.
    Вороны, резко взмахнув черными крыльями, слетели с высоких столбов. День ото дня птицы увеличивались в размерах, словно раздуваясь от собственной наглости.
    Умирать оказалось совсем не страшно. Вначале, правда, его тело пронизывала боль, ужасная боль, но потом она отступила. Отступила, к счастью, поскольку Джейсон не отличался мужеством. Он боялся пауков, зубных врачей, красивых девушек, а более всего – одиночества. Однако сейчас страх исчез. Гибель в Священной войне открывала прямую дорогу в рай. Так говорил Трей, а он знал Коран гораздо лучше Джейсона. По словам Трея, самым главным было вслух засвидетельствовать свою веру: «Нет бога, кроме Аллаха, а Мухаммед – пророк Его», – и дальше беспокоиться не о чем.
    Трей уже умер. Снайпер мятежников загнал ему в грудь три пули, когда их подразделение подходило к Ньюарку. Джейсон, склонившись над ним, схватил его за руку, умолял не умирать, но Трей все равно умер с застывшим на лице выражением испуга.
    Сержант приказал было продолжить движение, однако Джейсон не двинулся с места, заявив, что желает лично убедиться в том, что о теле позаботятся надлежащим образом. Командир, бывший бухгалтер из «Эйч энд ар блок», сдался и повел взвод дальше. Все бойцы подразделения, так же как и Джейсон, приняли ислам совсем недавно и потому испытывали некоторую неуверенность в себе.
    Он дождался, пока похоронная команда завернет Трея в белую ткань, затем помог рыть могилу.
    Когда Джейсон догнал взвод, сержант уже успел погибнуть. Теперь умирал он сам, и белой ткани на всех не хватало. Ничего, Аллах поймет. Эти слова Трей неустанно повторял, если Джейсона обуревали сомнения, ведь он продолжал питать слабость к свиным отбивным и бекону. Читай Священный Коран, и Аллах поймет.
    Джейсон почти утратил способность видеть, но это не имело значения. Он и так повидал достаточно.
    Тела убитых завалили всю автостоянку. Весь Ньюарк превратился в гигантское кладбище. Солдаты и мирные жители. Правоверные вперемешку с мятежниками из Библейского пояса. Американцы против американцев.
    И те и другие сражались на своей земле. Бои шли за каждую автостраду, за каждую торговую улицу. Города пылали по всей стране.
    На прошлой неделе мятежники два или три раза почти овладевали Ньюарком, и тогда майор Кидд, чернокожий великан, вдохновляя войска личным примером, первым бесстрашно устремлялся в контратаку навстречу свистящим пулям.
    Джейсон был рад, что его не послали воевать под Нэшвилл. Его родители много лет назад переехали оттуда в Детройт, получив рабочие места на автомобильном заводе, однако в Теннесси остался еще кое кто из родственников, и сейчас они, вполне возможно, сражались на другой стороне.
    Задолго до Перехода жители Библейского пояса, так же как и все остальные, переживали нелегкие времена. Люди оставались без работы или жили в постоянном страхе потерять ее, фабрики и школы закрывались, дети голодали. Впрочем, лишения не заставили южан изменить собственному мировоззрению. Наоборот, их вера лишь окрепла.
    В те времена единственным местом, предлагавшим душевный покой… единственным местом, обещавшим дать нужные ответы, стала мечеть. Все это видели. Вся страна согласилась принять другую веру, но только не южане. Они не пожелали отказаться от устоявшихся традиций и сохранили старомодную религию.
    Именно по этой причине Джейсон не находил в себе сил ненавидеть мятежников. Он понимал их. Южане любили страну, обманувшую их. Любили страну, прекратившую существование… И пусть война против них священна, таких врагов нельзя не уважать.
    С этим был согласен даже Рыжебородый. Воин ислама, заместитель директора службы государственной безопасности, он их тоже понимал.
    – Пусть недостоин сам предмет веры мятежников, – вещал Рыжебородый, – однако такая преданность достойна уважения, и тем радостнее станет их приход к истинной вере.
    Джейсон часто видел его на экранах телевизоров. Бывалым солдатам он нравился. Почти так же, как майор Кидд.
    Многие политики призывали сравнять Библейский пояс с землей, но Рыжебородый заставил их умолкнуть. С телосложением быка, суровым взглядом и бородой цвета лесного пожара, он легко наводил страх на недругов.
    Совсем стемнело. Тем не менее Джейсон не остался в полном одиночестве. До его слуха долетел шум многочисленных крыльев, и он еще раз повторил про себя священную формулу.
    Смерть за веру сулила ему вечные утехи с многочисленными гуриями девственницами. Джейсон вовсе не собирался спорить с Аллахом, однако втайне все же надеялся, что в раю ему встретится хотя бы пара девушек, обладающих соответствующим опытом, поскольку сам он таковым обзавестись не успел. А еще жаль, что не удалось закончить школу. В этом году он должен был стать выпускником. Выпуск две тысячи пятнадцатого года. Как бы здорово он смотрелся в форменном пиджаке на фотографии из ежегодника… Ладно, как говорил Трей, «иншалла», что означало нечто вроде «как бы то ни было». Джейсон улыбнулся. Шум крыльев сделался громче. Ангелы прилетели, чтобы унести его домой.

    1

    Двадцать пять лет спустя
    Второй тайм финального матча «Суперкубка» начинался как раз после полуденного намаза. Болельщики на стадионе Хомейни совершали ритуал чисто механически, неуклюже скорчившись, расставив ноги и едва касаясь лбами земли. Один только охранник на верхней галерее творил молитву с надлежащим благоговением. Все движения мужчины в возрасте, с покрытым шрамами лицом отличались плавностью и точностью. Сложив ладони и вытянув носки, он развернулся, как подобает, в сторону Мекки. Поймав на себе взгляд Раккима Эппса, охранник на мгновение напрягся, потом заметил у него на пальце кольцо фидаина и склонился в приветственном благословении.
    Ракким, не молившийся уже в течение трех лет, вернул приветствие с не меньшей искренностью. Лишь один из тысячи мог иметь представление о значении простого титанового кольца, но охранник относился к числу первых из новообращенных. За веру он отдал все и взамен ожидал только места в раю. Интересно, считал ли этот человек войну оправданной?
    Ракким оглядел толпу правоверных, спешивших занять свои места. Сара все еще не появилась. В нескольких рядах от себя он заметил поднимавшегося по лестнице Энтони младшего. Новая оранжевая футболка с эмблемой «Бедуинов», вероятно, стоила его отцу недельного жалованья. Энтони старший слишком баловал сына. Самые крутые полицейские почему то всегда оказываются чрезмерно мягкотелыми по отношению к собственным детям.
    Со своего места Ракким мог без труда разглядеть купола и минареты на окружавших город холмах, далекий полуразрушенный отель «Спейс нидл» и Дворец мучеников возле него. Городской центр представлял собой скопление стеклянных небоскребов и высотных жилых домов с торчащими отовсюду спутниковыми антеннами. На юге вздымалось в небо здание правительства, вдвое превосходящее размерами старое в Вашингтоне, а рядом сверкала синей мозаикой Великая мечеть.
    На нижних трибунах зрители католики делали вид, будто не замечают, как правоверные запихивают в спинки сидений молитвенные коврики. Ракким же замечал все, не замечал только Сары. Еще одно невыполненное обещание. Все, больше он не позволит ей себя дурачить. Впрочем, точно такой же зарок Ракким дал себе, когда Сара обманула его в прошлый раз.
    Оставив пост фидаина, он слегка прибавил в весе, однако в свои тридцать лет по прежнему оставался поджарым и жилистым. Средний рост, темные, коротко остриженные волосы, аккуратная борода и ухоженные усы вкупе со слегка угловатыми чертами лица придавали Раккиму отдаленное сходство с мавром – своего рода преимущество для человека, некогда принявшего ислам.
    Он поплотнее надвинул черную тюбетейку и поднял воротник, защищаясь от обычной для Сиэтла сырости и ветра, приносившего со стороны залива мерзкий запах тухлой рыбы. Ее довольно много погибло на прошлой неделе из за пролитой нефти.
    Пальцы Раккима привычно коснулись рукояти спрятанного в кармане карбопластового ножа. Ни один металлоискатель не реагировал на такое оружие. Вставки из того же материала скрывались в носках его башмаков.
    Грянула музыка. Группы поддержки – естественно мужчины – замаршировали вдоль боковых линий, размахивая мечами над головой. «Бедуины» и «Паладины» выбежали на игровое поле под восторженный рев вскочивших с мест болельщиков.
    Ракким еще раз оглядел трибуны в поисках Сары и заметил охранника. Тот с настороженным видом что то высматривал среди толпы. Проследив направление его взгляда, бывший фидаин рванул вверх по лестнице, перескакивая через две ступеньки.
    Он точно подгадал время и сумел перехватить Энтони младшего на безлюдном верхнем ярусе. Карманником тот оказался никчемным, однако предусмотреть пути возможного отступления через аварийный выход у него ума хватило.
    – Тебе чего, Ракким? – Сперва мускулистый юноша в футболке с капюшоном попытался вырваться, а теперь всем своим видом демонстрировал уязвленную гордость. – Руки убери!
    – Скверный мальчишка! – Ракким щелкнул его по носу украденным бумажником, и Энтони младший растерянно захлопал себя по карманам. Он даже не заметил, как бывший фидаин вытащил его добычу.
    – Если тебя арестует полиция, – Ракким щелкнул его по носу сильнее, – позор падет на твоего родителя. А если схватят «черные халаты» – останешься без руки.
    Энтони младший выпятил челюсть. Совсем как отец.
    – Отдай мои деньги!
    Ракким сгреб его за шиворот и подтолкнул к выходу. Обернувшись, он увидел охранника со шрамами на лице.
    – Юный брат нашел это и не знал, кому вернуть. – Ракким протянул бумажник. – Может быть, ты об этом позаботишься?
    – Я видел, где юноша подобрал его. Похоже, кто то уронил кошелек прямо в карман торговца.
    – Зоркие же глаза у юного брата, если он сумел разглядеть его там.
    Брови охранника удивленно поползли вверх, и на миг его лицо обрело прежнюю красоту.
    – Ступай, фидаин. – Он взял бумажник. – Да пребудет с тобой Аллах.
    – А разве у нас есть выбор?
    Ракким двинулся к ложам для высокопоставленных особ.
    Энтони Коларузо старший даже не поднял глаз на усевшегося рядом бывшего фидаина.
    – Не думал, что ты снова появишься. – Он поднес ко рту хот дог, роняя на колени кусочки маринованных овощей и рубленый лук.
    – Кто то должен за тобой присматривать.
    Вместо ответа коренастый детектив средних лет, с печальными глазами и внушительным животом, молча заглотил очередной кусок хот дога. Соус «пикадилли» капал с его коротких волосатых пальцев.
    ВИП ложи на стадионе предоставлялись местным политическим деятелям, корпоративным спонсорам и высшим армейским чинам. Самые удобные из них были зарезервированы для фидаинов. Простой полицейский Коларузо к таковым не относился, да к тому же исповедовал католицизм и потому в зону для избранных сумел попасть лишь по приглашению Раккима.
    Защитник «Бедуинов» перехватил мяч, поднес к уху и отступил назад. Затем он, резко бросившись вперед, сделал подачу своему любимому принимающему. Движение оказалось таким быстрым, что глаза не успели отследить его, хотя ладонь игрока размерами не уступала листу веерной пальмы. Резиновый снаряд вознесся к облакам, а принимающий сорвался с места, оставив далеко позади прикрывавших его товарищей. Он мчался во весь дух, уже касаясь мяча кончиками пальцев, но тут его кроссовка зацепилась шипом за траву, и принимающий растянулся во весь рост, а мяч запрыгал по полю. Волна разочарованного гула прокатилась над трибунами.
    Ракким снова бросил взгляд на верхние ярусы. Сара по прежнему не появилась. Он сел. Сара не придет. Ни сегодня, ни в любой другой день. Ракким от души врезал по спинке переднего кресла, едва не сорвав его с креплений.
    – Вот не знал, что ты так переживаешь за «Бедуинов», командир, – заметил Коларузо.
    – Они разрывают мою печень!
    Принимающий валялся на траве, а по всему стадиону стонали фанаты «Бедуинов». Неподалеку кто то принялся выкрикивать угрозы, и тощий «черный халат», сидевший в секторе фундаменталистов, встревоженно зашарил глазами по рядам болельщиков. Раккиму шериф религиозной полиции, с его растрепанной бородой, торчавшей из под черного тюрбана кустом ежевики, больше всего напоминал рассерженного кальмара. Тот, шурша халатом, ерзал в кресле, пытаясь высмотреть нарушителя, потом, сощурив глаза, пристально уставился на Коларузо в заляпанном горчицей сером костюме.
    – Энтони, кажется, этот евнух в тебя влюбился.
    – Тише говори. – Детектив вытер губы салфеткой.
    – Но это же свободная страна, разве не так… офицер?
    Страна пока действительно оставалась свободной.
    Большую часть населения составляли мусульмане, однако в основной своей массе умеренные. Цивилизованные миряне, официально принявшие ислам, но не одержимые пылом фундаменталистов.
    Приверженцы жесткой линии хоть и состояли в меньшинстве, тем не менее благодаря присущей им безжалостной энергии сумели обеспечить себе политическую власть, абсолютно несоразмерную собственной численности. Конгресс пытался их унять, постоянно увеличивая расходы на мечети и религиозные школы, но аятоллы с их борцами за общественную нравственность, «черными халатами», всегда оставались недовольны.
    Принимающий с разбитым лицом тяжело поднялся на ноги. Под оглушительные аплодисменты болельщиков огромные экраны передали крупным планом изображение игрока, харкающего кровью.
    – Раньше, помнится, шлемы были с масками, – заметил Коларузо.
    – А как же спортивная честь? – напомнил Ракким. – Так даже после самого сильного удара крови не появится.
    – Видишь ли… в старые времена играли не совсем ради крови.
    Теперь испепеляющий взор шерифа метался по рядам умеренных. Самые дешевые места на стадионе занимали молодые интеллигенты в юбках и джинсах. Мужчины и женщины, не стеснявшиеся сидеть рядом.
    «Черные халаты», ранее официально обладавшие властью только над фундаменталистами, в последнее время для демонстрации собственной приверженности к истинной вере повадились оскорблять католиков прямо на городских улицах и швыряться камнями в сторонников передовых идей.
    Фундаменталистов, отошедших от веры, стали клеймить как отступников. В сельской местности таким грозили увечья или даже смерть. Впрочем, и самые космополитичные города не спасали человека от остракизма со стороны собственной семьи.
    Над стадионом медленно проплыл дирижабль с эмблемой «Суперкубка». На его борту красовался флаг Исламских Штатов Америки, похожий на флаг прежнего режима, только вместо звездочек сверкали золотые полумесяцы. Ракким проводил взглядом воздушный корабль, пока тот не затерялся в сияющем круге солнца. Несмотря на присутствие «черных халатов», при виде флага он ощутил подступивший к горлу комок.
    – Глянь ка, кто рядом с нами устроился. – Коларузо указал на широкую ложу, предназначавшуюся для политиков, кинозвезд и аятолл. – Никак твой старый командир?
    Предводитель фидаинов генерал Кидд отдал честь телекамере и болельщикам.
    Мужественное лицо иммигранта из Сомали великолепно сочеталось с безупречно сидевшей на нем строгой синей униформой. Соседнее кресло занимал мулла Оксли с гроздьями перстней на пальцах и густой курчавой бородой, блестевшей от масла.
    Чванливый ублюдок.
    Три года назад, когда Ракким уходил в отставку, генерал ни за что не позволил бы себе сесть бок о бок с главой «черных халатов», да и с любым другим политиком за исключением президента. Организация фидаинов ни от кого не зависела, ее бойцы подчинялись только своим командирам и заботились исключительно о благе нации. Впрочем, минуло уже три года.
    – Лично мне твой генерал кажется самодуром, – заметил Коларузо, отрываясь от хот дога. – В старые времена, когда я был молодым и рьяным, я бы в вашей команде и пяти минут не прожил.
    Фидаины относились к разряду элитных подразделений Исламской республики. Их использовали в основном для тайных операций на территории Библейского пояса. Отколовшиеся штаты старой Конфедерации сохранили внушительный арсенал ядерного оружия, и лишь благодаря поддерживаемому террором равновесию удавалось избежать очередного витка войны. Вместо широкомасштабных боевых действий между сторонами тлел бесконечный конфликт, смертельный бой без жалоб и снисхождения, состоявший из ложных или явных выпадов и контратак.
    – Вы были лучшими из лучших, – продолжил Коларузо. – Меня бы даже на порог не пустили.
    – Энтони, тебе чего нужно?
    Коларузо смущенно заерзал.
    – Мой младший хочет стать фидаином. Ему уже девятнадцать, и у него только и разговоров, что о них. О том, как красиво маршируют эти элитные убийцы. Мальчишка постоянно торчит в спортзале. Совершенствуется физически, вместо того чтобы с приятелями драть глотку на стадионе. Переубедить его невозможно.
    Ракким пристально посмотрел на детектива.
    – Предложи ему пойти в армию. А лучше пусть освоит хорошую профессию. В металлургах страна сейчас нуждается гораздо больше, нежели в фидаинах.
    Коларузо стряхнул крошки с галстука.
    – Жена просила передать тебе, чтобы ты замолвил за него словечко. Он и сам намерен обратиться к другой вере, но твоя рекомендация…
    – Стандартный срок службы составляет восемь лет. Из тех, кто прошел начальный курс боевой подготовки, тридцать процентов не доживают до подписания контракта. Мэри знает об этом?
    – Она знает, какие блага получит семья, если сын станет фидаином. Ты видел наших дочерей. Ослепительными красавицами их назвать нельзя, но с братом фидаином девушкам не придется соглашаться только на предложения католиков, они сами смогут выбрать себе женихов.
    На мониторе, установленном над зоной защиты, появилось огромное лицо генерала Кидда.
    – Сделай сыну одолжение, передай Мэри, что у меня нет такого влияния.
    – Офицер. С кучей наград. Ушел в отставку со всеми почестями… нет, она ни за что не поверит.
    – Тогда скажи ей правду. Скажи, что ты просил, а я отказал.
    Коларузо выдохнул с явным облегчением.
    – Спасибо. Но я должен был попытаться.
    – На твоем месте я бы не спускал глаз с младшего. И еще постарался бы сделать так, чтобы у него оставалось как можно меньше свободного времени.
    – Он – хороший парень, только мечты дурные. – Отхлебнув джихад колы, детектив поморщился. Ну какой «Суперкубок» без пива? Настоящего пива.
    – Джентльмены, – из соседней корпоративной ложи к ним склонился мелкий торговец, – у меня есть водка с фруктовым соком.
    Коларузо рыгнул, не удостоив его даже взгляда.
    – А вы, сэр? – Делец оттянул край зеленого вязаного жакета, демонстрируя Раккиму горлышко фляги.
    Бывший фидаин презрительно отмахнулся. Их сосед принадлежал к числу тех, кто никак не мог определиться с выбором. Он носил спортивную куртку и штаны цвета хаки и, чтобы не вызвать неудовольствия фундаменталистов, щеголял в арафатовской куфие. Скорее всего, этот человек даже обзавелся учебным видеопособием по повязыванию головных платков в соответствии с канонами, но оно ему не особенно помогло.
    «Паладины» выстроились на восемнадцатиярдовой линии «Бедуинов». Игроки уже вцепились руками в траву, однако «Бедуины» попросили минутный перерыв.
    Ракким встал, потянулся и бросил еще один взгляд на верхние ярусы. Последний. Сары не было. Возможно, дядя в последний момент потребовал от нее остаться дома. Или машина сломалась, когда она ехала на игру, а звонить Сара не стала, поскольку телефон могут прослушивать. А может, даже она и звонила, только попала в мертвую зону, и звонок не прошел. Почему бы нет? Такое вполне могло случиться. Все могло случиться в этом идиотском мире.
    Защитник «Паладинов» начал отсчет. Отвернувшись от поля, Ракким заметил, как пара шерифов из полиции нравственности вломилась в один из секторов для модернов. Длинные гибкие трости заходили по плечам и спинам трех женщин. «Черные халаты» повалили их на землю, затем погнали вверх по проходу. Женщины прикрывали лица, одновременно пытаясь защититься от градом сыпавшихся ударов.
    Ракким заорал изо всей мочи, пытаясь образумить зарвавшихся блюстителей духовности, но его полный ярости вопль потонул во внезапном восторженном реве толпы – защитник «Паладинов» прорвался сквозь оборону противника, едва не забив гол. Бывший фидаин находился слишком далеко и не мог помочь женщинам. Впрочем, даже оказавшись совсем близко, он все равно не имел возможности сколь нибудь существенно повлиять на происходящее. Вмешательство в дела религиозных властей считалось тяжелым преступлением. В случае разбирательства сами женщины дали бы против него показания, причем с готовностью.
    – Мерзкое зрелище, – пробормотал стоявший рядом Коларузо.
    Определить, в чем провинилась троица, не представлялось возможным. Женщины могли ненароком оголить лодыжки, или у одной из них слетел головной платок. Или они слишком громко смеялись.
    Ракким сел, все еще дрожа от ярости, а «черные халаты» продолжали орудовать тростями. Впервые на его памяти полиция нравственности столь в открытую принялась избивать людей во время мероприятия, напрямую транслирующегося по международному телевидению. Обычно они более трепетно относились к соблюдению приличий. Сегодня же им, казалось, было на все наплевать. «Черные халаты» словно нарочно пытались попасть под объективы камер.
    Шериф, сидевший через несколько рядов от них, с интересом наблюдал за действиями коллег, постукивая пальцами по коленям в такт ударам палок. Словно уловив тяжесть пристального взгляда Раккима, он оглянулся и кивнул. Бывший фидаин не возвратил приветствия. Шериф отвернулся, и его рука коснулась тюрбана, сотворив защитный знак.
    – Рискованное поведение, командир, – шепнул ему Коларузо в самое ухо. – Зачем наживать себе врага?
    – Поздно уже.
    – Выбор всегда есть. – Детектив уставился на растопыренную пятерню.
    – Да, – согласился Ракким, не спуская глаз с «черного халата». – И я его уже сделал.

    2

    После вечернего намаза
    За ним пришли незадолго до полуночи. Люди Рыжебородого. Двое из них проникли в клуб «Полнолуние», примешавшись к толпе подвыпивших болельщиков. Ракким мог их заметить и раньше, но на тот момент мысли его текли по несколько иному руслу – он валялся в постели, почти лишенный сил после неистовой любовной схватки, следил за уносившимися к потолку кольцами сигаретного дыма и думал о Саре.
    – Господи, как же мне этого не хватало, – пробормотала лежавшая рядом Марди. – Как давно мы не виделись. Как давно. – Она затянулась, и пламя свечей блеснуло в ее зрачках. – Нужно было заказать больше пива. – Ее пальцы стряхнули пепел на пол. – Думаю, не меньше сорока бочек.
    Ракким чувствовал жар ее тела, ощущал прикосновение бедер. Слабый ветерок из открытого окна рассеивал дым, холодил покрытые испариной руки и ноги, но бывший фидаин даже не пытался прикрыться простыней. Как и Марди. Они лежали рядом. Их горячие, взмокшие тела от ощущения близости покрылись мурашками, а души разделяли тысячи миль.
    – Почему молчишь? Что то случилось на стадионе? – поинтересовалась женщина.
    – Нет.
    Она наклонилась над ним, колыхнув грудью, и перекрестила ему лоб большим пальцем. Ракким сердито провел по лицу ладонью, словно стирая знак. Он не раз объяснял Марди, что ему это не нравится, однако протесты бывшего фидаина лишь провоцировали ее.
    Поцеловав Раккима, женщина выбралась из кровати.
    – Никогда не видела тебя таким злым. Не думай, я не жалуюсь. Мне нравится секс с разгневанным мужчиной. Я должна поблагодарить за это твою принцессу мусульманку?
    – Не называй ее так.
    Марди распахнула шторы и уставилась на улицу. Распутная тридцативосьмилетняя блондинка, расставив ноги, замерла на фоне окна, вызывающе демонстрируя наготу крепкого тела.
    Из клуба, расположенного этажом ниже, сквозь пол пробивались аккорды очередной вариации на тему занудной песни «Нирваны», написанной полвека назад.
    – Что, музыка не нравится? – Очевидно, Марди заметила выражение лица Раккима. – Наслаждайся. Это – звон монет в наших карманах.
    – Ты так считаешь?
    В Лос Анджелес туристы едут ради курицы в шоколадном соусе и мариаччи. В Сиэтле же они появляются, чтобы поглазеть на столичные здания, выплакаться во Дворце Мучеников и послушать старую заунывную музыку.
    Ракким лишь пожал плечами. Доля Марди в «Полнолунии» составляла восемьдесят процентов, а его – двадцать. Однако, сложись обстоятельства с точностью до наоборот, бывший фидаин все равно не счел бы нужным возражать или спорить. В делах бизнеса партнерша разбиралась не в пример лучше его. Она знала, где и как расположить танцевальную площадку, у кого из оптовиков выгоднее закупать пиво и дозы ката. Она с первого взгляда могла определить, кого следует нанять, а кого – уволить.
    В Раккиме Марди нуждалась из за его связей с подпольем, а также для улаживания проблем с полицией и рэкетирами. На самом деле она вполне могла выплачивать ему фиксированное вознаграждение, наверняка бы составившее куда более скромную сумму по сравнению с доходами от его доли в бизнесе. Весьма любопытный недосмотр для человека, заинтересованного исключительно в получении прибыли.
    Ракким пробежал глазами по мониторам камер внешнего обзора, понаблюдал за гуляками, набившимися в танцевальный зал. Вечерами клуб никогда не страдал от недостатка посетителей, но по окончании финальной игры все злачные места в Зоне просто трещали по швам, а переулки вокруг кишели болельщиками, пребывавшими в разной степени эйфории. Сегодня места в помещение для банкетов бронировались на два часа вперед, танцплощадка была заполнена до отказа, а стойка бара то и дело подвергалась яростным атакам буйных фанатов «Паладинов».
    «Полнолуние» располагалось в Зоне, официально именовавшейся Христианским районом. Территория включала в себя тридцать – сорок кварталов, где процветали ночные клубы и кофейни, где салоны компьютерных игр и кинотеатры работали практически без цензуры. Здесь никогда не стихал шум, на улицах валялись груды мусора, стены домов пестрели разнообразными граффити. Для всех: христиан, мусульман, людей с современными взглядами, или, как их называли, модернов, технов и хиппи, – то есть буквально для каждого, Зона представляла собой пространство, свободное от привычной морали. И здесь, в необузданной, изощренной, не подчиняющейся никаким законам Зоне, люди подчас предавались весьма опасным утехам.
    Районы, подобные Зоне, существовали во всех крупных городах и служили своего рода паровым клапаном для населения, чьи культурные традиции некогда основывались на идеях исключительной свободы и индивидуальности. Полиция меняла там личный состав каждые два года в надежде предотвратить коррупцию, однако и двух лет, как правило, оказывалось больше чем достаточно. Самые умные полицейские обычно успевали обзавестись домиком где нибудь в Канаде или на Гавайях, то есть подальше от бдительного ока отдела внутренних расследований.
    Легкий ветерок, всколыхнув портьеру, прижал ее к обнаженному телу Марди. Шум дождя заполнил помещение. Красный неоновый свет, лившийся с улицы, рассыпался искрами на все еще блестевшей от испарины коже блондинки. Под шум дождя она покачивалась в такт доносившейся снизу музыке. Ракким заметил, как, озаренные мягким багровым сиянием, напряглись ее соски. И почему то подумал о Саре.
    С хозяйкой «Полнолуния» бывший фидаин перестал встречаться полтора года назад, увлекшись Сарой. Теперь, когда между ними все кончено, он прибежал назад. Трусость и чувство обиды – смертельная комбинация. Какое счастье, что людям не дано видеть собственного лица. Иначе бы Ракким не удержался от искушения перерезать себе горло. Затащив Марди… позволив ей затащить себя в постель, он совершил большую ошибку. Глядя на ее незамысловатый танец, на водопад прямых волос, струящийся по плечам вслед за изгибами крепкого тела, бывший фидаин снова думал о Саре. О том, где она сейчас, чем занимается. И почему не пришла.
    – Я скучаю по нему, – едва слышно произнесла женщина.
    Ракким не стал уточнять, кого она имела в виду.
    – Я тоже.
    – Ты напоминаешь мне его. Не внешностью… уверенностью. Самоуверенностью… Иногда мне казалось, он источает такой запах. – Ветер раскидал портьеры в стороны, и капли дождя забарабанили по полу. – Большинство мужчин проводят время в страхе. – Она даже не попыталась закрыть окно. – Только не он. И не ты.
    Марди всегда говорила о Тарике после занятий любовью. Иногда она вспоминала их первую встречу, иногда последнюю ночь, проведенную вместе. Как бы то ни было, Тарик всегда оставался частью их интимной близости. Казалось, Марди пытается объяснить самой себе, почему она только что лежала в постели с его самым близким другом. Раккима это не беспокоило. Они оба изображали кого то другого, лучшего, нежели они сами, но ставшего теперь недосягаемым.
    – Из за меня его не повысили по службе. – Портьеры волнами струились по ее телу. – Я не захотела обратиться к другой вере. Ему приказали развестись со мной и жениться на мусульманке… но он не подчинился. – Марди покачала головой. – Я должна была принять ислам. – Она невесело рассмеялась. – Все равно из меня плохая католичка.
    – Повышение по службе его бы не спасло.
    – Он мог стать штабным офицером. Не участвовать в боях. Он мог…
    – Тарик был воином. И умер так, как хотел. Просто слишком рано.
    – Ты тоже воин.
    – Уже нет.
    – Верно. Ты всегда был умнее его. Он храбрее, а ты – умнее и хитрее. – Марди повернула к Раккиму напряженное лицо. – Жаль, что не ты, – прошептала она. Ветер колыхнул пламя свечей, и на стенах заплясали тени. – Иногда я жалею, что убили не тебя.
    – Я знаю.
    – Тебе нужно жениться.
    – Это тебе нужно выйти замуж.
    Марди нащупала пачку сигарет и торопливо закурила, щелкнув древней зажигалкой «зиппо». Зажигалкой Тарика.
    – Я замужем.
    Ракким не возражал, когда она курила. Данное занятие, похоже, действительно ее успокаивало. Не только никотин, но и сам процесс. Ритмичные неторопливые затяжки и огонек на конце сигареты, янтарным маячком светящийся в темноте. Бывший фидаин даже научился не обращать внимания на запах. Дым от свежего табака турецкого производства по сравнению с привычными сигаретами отличался едкостью, но, к сожалению, Виргиния и обе Каролины входили в состав мятежного Библейского пояса, и на них все еще распространялось эмбарго.
    – Моего знакомого бакалейщика вчера избили «черные халаты», – произнесла Марди после долгой затяжки. Вероятно, ждала удобного момента. – Подстерегли на рассвете рядом с лавкой. Избили его, разгромили лавку. А ведь он принадлежит к истинной вере. Он ее принял сразу после того, как объявили о Переходе. Еще ребенком был, но уже понимал, что так лучше. Теперь он снова простой еврей. – Она опять затянулась. – Я всегда покупала у него овощи и фрукты. Еще он научил меня, как выбирать спелые ананасы. – Марди затушила сигарету. – Странные мысли иногда приходят в голову, правда?
    Ракким молча ждал. Он уже знал, какая просьба сейчас последует.
    Рыжебородый, как глава службы государственной безопасности, совершил немало крайне жестоких поступков, но на самой ранней стадии развития республики добился того, чтобы всем евреям, принявшим ислам, сохранили жизнь. Даже после выдвинутого против сионистов обвинения в убийстве его брата он отказался инициировать еврейские погромы и постоянно цитировал суры из Корана, гласившие, что правоверным следует принимать всех новообращенных. Ни у «черных халатов», ни у кого другого не хватило духа пойти против него. Рыжебородый помог людям остаться в живых, вот только обеспечить нормального к ним отношения не сумел. А в последнее время ситуация заметно ухудшилась.
    – Ракким, ты ведь сделаешь что нибудь для них? Для бакалейщика и его семьи? Они должны выбраться отсюда.
    Бывший фидаин задумчиво уставился на один из экранов. В объектив камеры попали четыре девушки, сидевшие в боковой кабинке банкетного зала. Не выпуская из рук сумочек, они настороженно потягивали из бокалов нечто разноцветное и игристое. Скорее всего, студентки колледжа. Каждая носила на голове крошечный хиджаб, недавно вошедший в моду у свободомыслящих мусульманок. Головным убором он мог считаться лишь по названию.
    – Перевалы занесены снегом, – наконец произнес Ракким. – На всех южных тропинках выставлены посты.
    – Они готовы рискнуть.
    – Я не готов.
    Марди скрестила руки на груди.
    – Скажи бакалейщику, что мы выступим, когда начнутся оттепели, – вздохнул Ракким. – Пограничники попрячутся на заставах и не рискнут высунуться из за возможных лавин.
    – Спасибо.
    Студентки стреляли глазками на толпившихся вокруг парней, но от предлагаемой выпивки отказывались. Прекрасные и отважные в своей невинности, они окунули самые кончики пальцев в соблазнительное безобразие Зоны. Веселитесь, юные леди, получайте удовольствие от этого обезьянника. Будет о чем рассказать в студенческом общежитии. Пусть воспоминания о сегодняшнем вечере заставят покраснеть ваши щечки.
    В зоне встречалось множество других клубов. Гораздо более мерзких психоделических притонов, где напрочь отсутствовала охрана или хотя бы вышибалы. В «Полнолунии» Ракким установил собственные жесткие правила для посетителей. Никаких наркотиков, никаких драк, никакого домогательства. Он знал, как далеко может зайти зверь по имени человек. Удовольствия всегда следовало держать на привязи.
    – Марди… сегодня мы поступили скверно.
    Она рассмеялась.
    – Поэтому мне и было так приятно.
    – Больше этого не повторится.
    Марди поджала губы.
    – Как нибудь переживу.
    – Прости.
    – Ты – неисправимый романтик. В этом твоя проблема.
    – Добавлю в список. – Ракким начал одеваться, но вдруг замер, уставившись на экран.
    Эти двое практически ничем не выделялись из толпы, поскольку прошли отличную подготовку. Оба – среднего роста, стриженные по последней моде и с серьгами в ушах.
    Абсолютно современные граждане. Один, как и добрая половина сегодняшних посетителей, носил футболку с эмблемой «Паладинов», на втором красовалась куртка из металлизированной ткани – такая одежда имела популярность среди фанатов высоких технологий. Пара ребят, выбравшихся в город и заскочивших в «Полнолуние» повеселиться. А для чего еще над входом в заведение сияет неоновая вывеска: «Ты еще не оттянулся?»
    Тем не менее они работали на СГБ. Обоих выдавали особые повадки и еле уловимый оттенок самоуверенности. Признаки, едва ли заметные для непосвященного, однако Раккиму их вполне хватило, ведь его обучением некогда занимался сам Рыжебородый. Воспитывал с девяти лет, тренировал и подвергал постоянным проверкам. Они ни разу не прошли сквозь толпу без его еле слышных наставлений. Глава СГБ учил Раккима определять намерения человека по выражению лица и поведению, по небрежно завязанному галстуку или неправильно подобранным ботинкам.
    Когда его воспитанник изъявил желание присоединиться к фидаинам, вместо того чтобы стать агентом СГБ, Рыжебородый пришел в ярость. Позже он смирился с выбором Раккима, но не смог простить ему романа с племянницей Сарой.
    – В чем дело? – спросила Марди.
    – Эти двое. – Ракким кивнул на экран. – Они из службы безопасности.
    – Здесь?! – Блондинка, прищурившись, уставилась на изображение. – Ты уверен?
    – Их послал Рыжебородый. – Он не сводил глаз с агентов у стойки бара. – Обратила внимание, как парни себя ведут?
    – Нет.
    – Они машинально воспроизводят движения толпы. Это называется активным внедрением.
    Повышенное внимание к их клубу давно стало привычным для Раккима. Все, начиная с местных полицейских и кончая умеренным духовенством вкупе с мелкими политиками, рано или поздно оказывались в «Полнолунии». Но только не СГБ. Служба безопасности не спрашивала разрешения, не торговалась и не ставила на счетчик. Вот и двое неприметных посетителей явно кого то искали.
    Ракким внимательно изучил изображения на остальных экранах. Наличие всего одной пары агентов вызывало у него большие сомнения.
    – Не волнуйся, они за мной.
    – Мне казалось, у Рыжебородого к тебе больше нет претензий.
    – Возможно, он передумал.
    Песня закончилась, однако в красных и желтых кругах света то и дело возникали продолжавшие жаться друг к другу парочки. Солистка, приветственно воздев бокал с шампанским, сдобренным дозой ката, залпом осушила его и разбила об пол. Поклонники тут же последовали ее примеру. Теперь Марди придется повысить цены для покрытия убытков. Луч прожектора скользнул над людской мешаниной.
    – Вот они. – Ракким постучал пальцем по экрану.
    Третий из агентов, прислонившись к дальней стене зала, равнодушно взирал на танцующих. Луч озарил его лишь на мгновение, но сотрудника СГБ бывший фидаин вычислил безошибочно. Четвертым оказался худощавый щеголь в обтягивающих брюках чуть ниже колен, со злобным, изрытым оспинами лицом и тоненькими усиками. Он, скорее всего, явился прежде других и, сделав вид, будто заплутал, прошелся по подсобкам и проверил подвальные помещения. Теперь агенты ждали, когда Ракким спустится в клуб или попытается сбежать.
    – Воспользуйся моим потайным ходом, – предложила Марди. – Я скажу им, что тебя не видела.
    Может быть, именно поэтому Сара не пришла на стадион? Ракким почти с облегчением ухватился за новую версию. Сара осталась дома не по собственному разумению, просто дядя ее не пустил. Впрочем, беспокоиться о ней не стоило. Рыжебородого, конечно, взбесит ее неповиновение, но дальше рыка дело не пойдет. По поводу же собственного привилегированного положения Ракким иллюзий вовсе не испытывал. При встрече он тоже называл Рыжебородого дядей, но только в качестве демонстрации уважения. Сара приходилась дочерью единственному брату главы СГБ. Она состояла в родстве с Рыжебородым, а Ракким – нет.
    Он прикинул, не воспользоваться ли предложением Марди. В Зоне найдется немало местечек, где можно отсидеться без малейшего риска оказаться обнаруженным. А «дяде» он лучше назначит встречу в удобное для себя время.
    Клуб озарился ярким светом. Смазливая девица пересекла танцевальный зал. Рябой щеголь проводил ее глазами и внезапно, задрав голову, уставился прямо в объектив спрятанной под потолком камеры видеонаблюдения.
    – Тебе пора уходить, – произнесла Марди.
    Ракким подумал о Саре. Что же все таки ей наговорил Рыжебородый?
    Он направился к выходу.


    Скачай бесплатно и читай дальше:


    Скачать бесплатно Читать Роберт Ферриньо. Молитва по ассасину







    Не нашли нужную книгу? Воспользуйтесь поиском (сверху, правее).
    Просмотрите, вдруг Вы найдете похожую на Читать Роберт Ферриньо. Молитва по ассасину,
    или то, что так давно и долго искали:

    Броди Эштон. Девушка с ароматом ночи

    Броди Эштон. Девушка с ароматом ночи Я знала, что это невозможно. Когда ты по собственной воле становишься Потерянным, ты принадлежишь Нижнему миру,...

    Роберт Ферриньо. Грехи ассасина

    Роберт Ферриньо. Грехи ассасина Середина XXI века. В результате серии ядерных атак политическая карта мира изменилась неузнаваемо. Из супердержав...

    Читать онлайн Федерико Моччиа. Три метра над небом. Я хочу тебя

    — Я хочу умереть. — Вот что я думал, когда два года назад, бросив все, садился в самолет. Я хотел разом со всем покончить. Да, так лучше всего:...

    Роберт Ферриньо. Молитва по ассасину

    Роберт Ферриньо. Молитва по ассасину Середина XXI века. В результате серии ядерных атак политическая карта мира изменилась неузнаваемо. Из...

    Джулия Куин. Плутовка (Аудиокнига)

    В бликах свечей она увидела, что он едва сдерживает ярость, и не на шутку испугалась, но, будучи по своей природе упрямой, продолжала уже более...



    Уважаемые посетители! Если Вам не удалось скачать Читать Роберт Ферриньо. Молитва по ассасину по причине нерабочих ссылок, просьба сообщить об этом нам. Стоит лишь указать автора и название произведения, и в самое кратчайшее время ссылки будут восстановлены.

    Понравилось у нас? Не забудьте занести нашу библиотеку в закладки, поделиться ссылкой понравившегося издания с другом
    или оставить ссылку на наш портал в блоге, на форуме. Самые последние новинки книжного рынка будут ждать Вас!
    Заходите к нам почаще.



     


       Комментарии (0)   Напечатать

    Отзывы о «Читать Роберт Ферриньо. Молитва по ассасину»:

     
    Добавление комментария
    Name:
    E-Mail:
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера

    Code:
    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить, если не виден код
    Enter code:

     
     
     
    Авторизация
    Логин:
    Пароль:
     
     
    Подписка о новинках на E-mail
     
    Подпишись
     
    Самые популярные

     
    Наш опрос
    Какой жанр литературы Вы предпочитаете?

    АУДИОКНИГА
    ДЕТСКАЯ
    ДЕТЕКТИВ
    ИСТОРИЧЕСКИЙ РОМАН
    ЖЕНСКИЙ РОМАН
    ПРИКЛЮЧЕНИЯ
    ПСИХОЛОГИЯ
    ПРОЗА
    ТРИЛЛЕР
    ФАНТАСТИКА
    ЮМОР
    БИЗНЕС
    ДОМ И СЕМЬЯ
    ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА
    ЖУРНАЛЫ
    ЧИТАТЬ КНИГУ
     
    Статистика